Часть-2. 7- 8 августа 1941 года.

Командир 13-го разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)
Командир 297-й
стрелковой дивизии
полковник Афанасьев Г.А.
Немцы перешли к обороне и не предпринимали активных боевых действий. На позиции Крюковского полка приехал командир дивизии Кременчугской ДНО, полковник Платухин А.С. Оценив на месте сложившуюся ситуацию, принял решение в ночь на 8 августа перебросить на правый берег Днепра 1-й и 2-й полк Кременчугской ДНО.
1055-й СП 297-й СД к утру 7 августа прибыл в район Кременчуга. Но ст. Кременчуг уже обстреливалась немецкой артиллерией, из-за этого выгрузку эшелонов пришлось производить на ст. Рублёвка в 20 км севернее Кременчуга. Поэтому бойцы 1055-го СП стали прибывать в Кременчуг во второй половине дня 7 августа. Передовой батальон по наплавному мосту стал переправляться на правый берег Днепра и занимать позиции в районе с. Чечелево.
Вместе с передовым полком в Кременчуг прибыл командир 297-й СД полковник Афанасьев Георгий Афанасьевич. Приказом командующего Юго-Западного направления, полномочия по организации обороны г. Кременчуга переходили к нему. Командир 75 АД полковник Кузнецов, освобождался от обязанностей коменданта Кременчуга и сосредотачивался на командовании своей авиадивизии.
В течении дня 7 августа ни каких значимых событий не произошло. Разве, что можно упомянуть тот факт, что часть бойцов Крюковского полка, вернулась на вагоностроительный завод. Они были задействованы в подготовке завода к эвакуации, часть отправилась вместе с оборудованием завода в эвакуацию на восток. В Крюковском полку осталось около 300-т бойцов. Обещанное пополнение с вагонзавода, так и не прибыло.
«При проверке личного состава ополченцев оказалось, что многие ушли с позиций по причинам эвакуации семей, получения зарплаты, из-за отсутствия тёплой одежды. Списки замены были составлены, но люди не пришли, и в полку осталось около 300 человек и настроение у многих было не уверенное.»
[1]
К исходу 7 августа, передовые части 13 тд немцев стали выходить в район Павлыша и Онуфриевки, а части 1055-го СП заняли оборону в районе с. Чечелево. К сожалению, наша разведка не смогла установить факт сосредоточения основных сил 13 тд. По-прежнему считалось, что с рубежа Павлыш – Онуфриевка действуют ограниченные силы немцев - не более батальона. Зато со стороны Новогеоргиевска предполагался удар частей дивизии СС «Викинг» при поддержке, как минимум, 20-ти танков, о которых докладывала воздушная разведка ещё 6 августа. Поэтому полк и прикрывал наиболее опасное западное направление, а сводные отряды красноармейцев, 4-й мостостроительный батальон и Кременчугская ДНО прикрывали южное, как считалось, второстепенное направление. Рота охраны 691-го БАО вернулась в Б. Кохновку к своим прямым обязанностям по охране аэродрома. На правом берегу остались, лишь связисты, которые обеспечивали связью командование ДНО с полками и руководством обороны города Кременчуга. За обеспечения бесперебойной связи в тяжёлых условиях боя, командир роты связи 691-го БАО капитан Старостин Николай Георгиевич был награждён медалью "За отвагу" (Наградной лист), а командир взвода проводной связи лейтенант Косолапов Лев Павлович - орденом Красной Звезды. (Наградной лист)
Командир 13-го разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)
Командир
13-й пехотной бригады
полковник Херр
(Traugott Herr)
К утру 8 августа в район Павлыш – Онуфриевка вышла боевая группа полковника Херра (Traugott Herr) (На фото в звании генерал-лейтенанта). В составе группы:
«управление 13-й пехотной бригады (ПБр.), 1-й батальон 93-го пехотного полка (пп), 1-й дивизион 13-го артиллерийского полка (без одной батареи), 4-й танковый полк (тп) (без первого батальона), 1-я батарея 13-го истребительно-противотанкового батальона (ИПТБт.) (без одного взвода), 3-я рота 4-го сапёрного батальона.»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 309

Утром 8 августа 1-й батальон 93 пп 13 тд приступил к смене 40-го раведбатальона 14 тд и к исходу первой половины дня занял исходные позиции для атаки на высоте с отметкой 191,0. Стали выходить на исходные позиции и другие части 13 тд готовясь к атаке Крюковского плацдарма, которая была назначена на 6 час 00 мин 9 августа.
Во второй половине дня в район Онуфриевки вышла боевая группа полковника Родта (Rodt), командира 66-го пп. Дополнительно в боевую группу полковника Херра передавался усиленный батальон 66-го пп и занимал позиции на правом фланге атаки. Так же в распоряжении полковника Херра передавался ещё один артиллерийский дивизион 13-го АП и две танковые роты, для непосредственной поддержки пехоты. Остальные силы 4-го ТП 13-й тд были в районе Онуфриевки в готовности, при необходимости, подключится к атаке на Крюковский плацдарм. Таким образом, на исходные позиции были выдвинуты 93-й пп, один усиленный батальон 66-го пп, два дивизиона 13-го АП, 4-й сапёрный батальон, противотанковый дивизион. В районе Онуфриевка – Павлыш сосредоточились основные силы 13-й тд III АК группы армий «Юг».
К сожалению, наша разведка не смогла вскрыть эти приготовления немцев, что привело к трагическому исходу боя за Крюковский плацдарм 9 августа 1941 года.
8 августа 1055-й СП 297-й СД, под командованием майора Ковалёва Амвросия Григорьевича, начал занимать позиции и окапываться в районе с. Чечелево (западная окраина Крюкова). Не успели наши бойцы окопаться, как подверглись массированной бомбардировке немецкой авиацией и артиллерийско-миномётному обстрелу с высот южнее Крюкова. Более двадцати наших бойцов были убиты, ещё около десяти человек погибли при переправе через р. Днепр.
В ночь с 7-го на 8-е августа на правый берег Днепра начали переправляться части Первого и Второго полков Кременчугской ДНО. Переправу удалось закончить к полудню 8 августа. Ополченцы сосредоточились в парке им. И.Ф. Котлова, в клубе им. Котлова был организован штаб дивизии. Здесь же бойцам Кременчугской ДНО выдавалось оружие, бутылки с зажигательной смесью.
Вспоминают ветераны Кременчугской ДНО:
Клочко Н. С.
«7 августа по боевой тревоге полк был поднят, и переправлен речным транспортом на правый берег Днепра. (мост через Днепр был взорван немецкими фашистами) После чего в Крюкове бойцы были вооружены винтовками и др. боеприпасами и заняли оборонительный рубеж…»
Гноевой Я. К.
«В начале августа 1941 года всех нас пригласили на Песчаную гору, где были сформированы подразделения народного ополчения, после чего нас направили на правый берег Днепра на Деевскую гору, где мы были вооружены винтовками и отражали натиск немцев...»
Копычко А. П.
«Когда был высажен десант в районе Буртов, нас направили на правый берег Днепра на Деевкую гору, где мы были вооружены винтовками и вступили в военные действия с немецким десантом».
Зинченко Е.Б «...на вооружении у нас были одни берданки (винтовки Мосина) и то их раздавали возле клуба Котлова, они даже не были очищены от солидола....»
[2]
В качестве противотанковых гранат выдавали специально переоборудованные миномётные мины 82-мм калибра.
Использовать некомплектные миномётные мины в качестве противотанковых гранат, предложил военинженер I ранга инженер по вооружению 75-й АД Тронза Степан Дмитриевич. На Кременчугском артиллерийском складе хранились порядка 5 000 некомплектных (без взрывателей) миномётных мин 82 мм калибра. Когда встал вопрос о противотанковой обороне города, Тронза С.Д. предложил использовать некомплектные миномётные мины, специально переоборудованные для метания, в качестве противотанковых гранат. За реализацию своего предложения он был представлен к боевой награде – ордену Красной Звезды. Наградной лист на военинженера I ранга инженера по вооружению 75-й АД Тронза Степана Дмитриевича.
В 17 час командир Кременчугской ДНО полковник Платухин, получил приказ от полковника Афанасьева занять оборону на рубеже: севернее с. Павлыш – Онуфриевка – выс. 153,8, который уже находился в руках противника.
«Около 17-00 командиром дивизии полковником Платухиным получен приказ полковника Афанасьева, согласно которого наша дивизия (Кременчугская ДНО. Прим. автора) вошла в его подчинение. Приказано выдвинуться и к исходу дня 8 августа занять оборону по линии Павлыш – Онуфриевка – выс. 158 (Ошибка, выс. 153,8. Прим. автора.), то есть занять район, который уже занят противником. Мне с полком район обороны с. Павлыш.
В 20-00 я организовал разведку и к 20-30 подтянул колону полка к с. Маламовка, имея маршрут движения на Павлыш. Но тут было получено распоряжение командира Кременчугской ДНО об изменении маршрута: всем приказано двигаться на Онуфриевку. Мой полк во главе колоны дивизии. Я вынужден заворачивать полк обратно через Крюков на Девку, это дополнительный крюк в 8 км.»
[1]
"Бой будет завтра, а пока.."(с) В. Высоцкий. А пока я расскажу о легендах про бой Кременчугской ДНО у Острой могилы.

Легенда про бой Кременчугской ДНО у Острой могилы.

О бое Кременчугской дивизии народного ополчения (ДНО) в районе Острой могилы писалось немало: многочисленные заметки в местных газетах, приуроченные к памятным датам, статьи научных работников, Кременчугскими историками Григорием Терещенко и Львом Евселевским написана книга - "Ополченцы" [3].
Из этих источников и складывалось моё первое представление о действиях Кременчугской ДНО в начале августа 1941 года. Представлялась линия обороны по холмам в районе кургана Острая могила: ополченцы в окопах, спускающаяся по склону горы со стороны Онуфриевки колонна передовых частей I-й танковой группы Клейста. Команда: - "Огонь!" и ударили наши пушки, пулемёты, дружные залпы трёхлинеек ополченцев… И вот уже: горят танки, в панике бегут не ожидавшие такого отпора немцы. Ополченцы с криками "Ура!", "За Родину! За Сталина!" преследуют отступающего противника до окраин Онуфриевки и Павлыша. Потом стойко держат оборону на занятых рубежах.
На третий день боёв немцы подтянули и ввели в бой свежие силы - танки, артиллерию, миномёты и, теперь уже наши ополченцы под натиском превосходящих сил противника отступают к Острой могиле, затем к окраинам Крюкова и далее к берегу Днепра. Кто на лодке, кто на подручных средствах, кто вплавь переправляются на левый берег Днепра. Немцы обстреливают переправу из миномётов и артиллерии, поливают огнём из пулемётов. Многим, очень многим, так и не удалось переплыть реку - днепровские волны поглотили их навсегда.
В публикациях местных и областных газет: "Патріот Батьківщини" за 15 октября 1959г "Патріот Батьківщини" за 22 октября 1959г, "Кременчуцька зоря" № 93 от 7 августа 1986г, № 94 от 6 августа 1988г, "Зоря Полтавщини" за 9 августа 1988 года статьи носили "художественный" характер.
Соблюдалась канва событий, но первый бой ополченцев на рубеже Острой могилы на Деевской горе проходил, в одних газетных публикациях в ночь на 6 августа, в других - в ночь на 7-е. Крюков наши войска в одних публикациях оставили 8 числа, в других 9-го. Вот как описывает эти события старший научный сотрудник Кременчугского краеведческого музея в газете "Кременчуцька зоря" № 94 от 6 августа 1988г:
«В ночь на 6 августа 1941 года народные ополченцы на Девкой горе встретились с передовыми частями фашистских войск, и начались жестокие кровопролитные бои.
………………………………………………………………..
7 августа 1941 года противник подтянул свежие силы. Полки народного ополчения не дрогнули, приложив все силы, они снова остановили врага. С утра 8 августа 1941 года, получив подкрепление в живой силе, артиллерии и особенно в танках, после сильной артподготовки враг перешёл в наступление. Противостоять бронированной и огневой силе артиллерии и миномётов, ополченцы с винтовками в руках не могли. Понеся большие потери в личном составе вынуждены были отойти к Днепру.»

Дальше приводятся выписки из фронтового дневника народного ополченца Г.Д. Крупы:
«9 августа 1941 года.
Всю ночь провёл на ногах. Эта ночь запомнится на всю жизнь. Поздно вечером Москаленко поднял батальон в атаку. Следом за нами поднялись цепи и других батальонов. Над Днепром загремело могучее "Ура!" Захваченный нашими разведчиками "язык" сообщил, что гитлеровцы сначала испугались, когда увидели большую массу людей, которые бежали на них с винтовками. А потом разобрались, что это не регулярные части, и решили отбросить атакующих. Но это удалось не сразу. Не равный бой продолжался весь день»

Из этой статьи даже нельзя понять, когда закончился бой: написано, что 8 августа "вынуждены были отойти к Днепру", а дальше из воспоминаний Крупы Г.Д, что бой шёл ночью и продолжался весь день 9-го.
В таком же духе были нисаны и другие газетные статьи.
И уж совсем фантастический эпизод описан в статье "Слава ваша не померкне у віках" в газете "Кременчуцька зоря" от 7 августа 1986 года № 93. «Утром 7 августа фашисты начали наступление с запада и с юго-запада. Их подразделения двигались в походных колоннах, рассчитывая в этот раз беспрепятственно переправиться через Днепр. Однако, встреченные огнём ополченцев не осмелились продолжать движение днём и возобновили его только в темноте. Но снова безуспешно. Неожиданная контратака, организованная командиром дивизии Платухиным, вынудила их отказаться от продвижения в колонах. Враг развернул боевые порядки...»
Немцы атакуют в "походных колонах"? - Очень необычная тактика! Пожалуй, единственный случай в Отечественной войне!
Понять где конкретно проходил этот бой, из названых публикаций нет никакой возможности. "Острая могила" - единственная твёрдая точка привязки происходящих событий к местности.
Какую полосу обороны занимал каждый полк?
Где проходила полоса обороны?
Как здесь развивались боевые действия?
Никаких сведений об этом в публикациях не содержится.
Более образно об этом повествуется в книге "Ополченцы", но, поскольку это художественное произведение, авторы не ставили своей целью документальную точность описываемых событий и их привязку к реальной местности. То же относится и к другим публикациям на эту тему.
Документальных свидетельств об этих боях найдено не было, информация о происходивших событиях черпалась из воспоминаний их участников, написанных много лет спустя! Ни карт, ни схем обороны, ни приказов по дивизии, ни детального описания боевых действий Кременчугской ДНО в архивах нет.
В архиве Кременчугского краеведческого музея есть воспоминания участников тех событий о боевых действиях Кременчугской ДНО, которые были написаны к двадцатилетию Победы. Эти воспоминания носят общий, а, в отдельных описаниях, противоречивый характер. Это не удивительно. Люди действовали в незнакомой местности без приметных ориентиров, в ограниченном стрелковой ячейкой или окопом месте.
Непросто вспомнить спустя 24-25 лет и точную дату происходивших событий. Как я ни пытался уточнить, где, собственно, и когда происходил этот бой, как развивались в нём события, по этим воспоминаниям сделать это так и не сумел.
Несколько конкретных цифр с результатами боя ополченцев были опубликованы в справочнике-энциклопедии "Полтавщина": «У цьому бою, про який писала газета "Правда" від 29 серпня 41р., було знищено до 300 гітлерівців, підбито 4 танки, захоплено 2 станкових кулемета та чимало інших трофеїв» [4]
Из каких источников эти данные?
Откуда взялись эти цифры немецких потерь?
Я перечитал все имеющиеся в нашем Краеведческом музее воспоминания ополченцев. О таких немецких потерях упоминает, только, один человек - Скарюк Николай Михайлович.
В ополчение он пришёл с завода им. Сталина (ныне з-д «Кредмаш»).
«Помню, нашим командиром был тов. Мачула, за Днепром на Деевской горе мы приняли своё первое боевое крещение, и удержали рубеж. На второй день мы слились с регулярными войсками, и отогнали врага на 20 км. Имели первые трофеи: 4 танка подбитых, около трёхсот убитых немцев и их снаряжение» [2].
20 км от рубежа Острой могилы - это, примерно, до села. Ивановка (теперь - Вишневцы), что в 10 км южнее Онуфриевки, 300 немцев - это огромные потери, которые превышают суммарные потери 13 тд немцев с начала войны 22 июня, 4 танка - почти все танки (всего было пять), наступавшие на Крюков по Онуфриевской дороге. Трудно объяснить, с какой целью были придуманы эти небылицы...
Вокруг вооружения ДНО бытуют разные слухи и заявления "очевидцев". Во многих публикациях последних лет фигурирует цифра, что на трёх ополченцев приходилась всего одна винтовка. Подобные утверждения не имеют с реальностью ничего общего, но очень модны в наше время.
Каким образом было рассчитано такое соотношение - непонятно. Нигде в документах не фигурирует точное (списочное) число бойцов в подразделениях. Нигде не фигурирует число винтовок в конкретном подразделении, но утверждается - одна к трём! Вот выдержка из книги "Нарис історії Кременчука":
«Деївська гора, Гостра могила. Тут проходила лінія оборони, тут ворога зустріло народне ополчення. Вогонь, дим, постріли, бомби - все змішалось під серпневим сонцем. Добре пам'ятаю, що не було в нас страху. Чекали підмоги з Кременчука. А хто стояв в ополченні? Молодь, робітники, на трьох одна гвинтівка та ще пляшки з запалювальною сумішшю. Скільки полягло там люду, знає одна гора та сивий Дніпро. Моє прізвище ніде не значиться, ні в яких списках. Але я був там, знаю, бачив… Такого ніколи не забути» [5].
В книгу эта цитата попала из газеты "Вісник Кременчука" от 27 мая 1992 г. Автор строк А. Чернокондратенко. Как он сумел вычислить соотношение боец/винтовка, остаётся загадкой. Ходил от ячейки к ячейке и подсчитывал бойцов с винтовками и бойцов без винтовок по всей линии обороны на рубеже Острой могилы? И всё это под интенсивным артиллерийско-миномётным огнём? Такого типа утверждения, основанные на слухах и сплетнях, кочуют из газеты в газету, из одной "научной" публикации в другую. А, между тем, есть документы, содержащие конкретные цифры числа бойцов и числа вооружений. Есть и записи воспоминаний ополченцев, которые принимали в этих боях непосредственное участие и "в списках числились". Кстати, никакой "линии обороны" в районе Острой могилы не было. Что происходило на рубеже кургана с отметкой +5,5 - Острая могила я расскажу позже.
Обороной города Кременчуга до 8.8.41 г. руководил командир 75-й авиадивизии полковник Кузнецов. Вот цифры, которые он приводит в докладе начальнику штаба Юго-Западного направления.
«Крюковский полк на 1400 человек имеет: 750 винтовок,
30 пулемётов, одну 45-мм пушку;
Два Кременчугских полка: 850 винтовок, шесть 76-ти мм орудий, одно 152 мм орудие,
35 пулемётов» [16]
Командир Крюковского полка майор Воробьёвёв приводит немного другие цифры:
«Руководство завода предоставило в полк личный состав
- 900 с лишним человек.
- из них было вооружено: винтовками - 700 человек;
- пулеметов: из 10-ти исправных было - 2, танковых - 4;
- пушка ПТО 45мм-1шт. без прицела и амуниции;
- РПД учебно-боевых - 5;
- мин - 82мм около 600;
- минометов и пушек не было»
.
[1]
Цифры в этих документах отличаются, и по некоторым позициям ¬ значительно! Командир Крюковского полка Майор Воробьёв называет число ополченцев в полку "900 с лишним" (бытует цифра 937 человек), что примерно на 500 человек меньше, чем в донесении штабу Юго-Западного направления. Возможно, сюда были включены бойцы истребительных батальонов и ополченцы из Онуфриевки и Павлыша. В полку оказалось меньше винтовок и значительно, в три раза, меньше пулемётов. По воспоминаниям командира орудия Булычёва И. Е. 76-ти мм орудий в Кременчугской ДНО было, только 4:
«Четвёртого августа на площади против казармы был укомплектован артиллерийский дивизион народного ополчения. Его командиром был человек в гражданской одежде, фамилию которого не помню. Тут же была разбивка расчёта на четыре орудия по шесть человек» (Воспоминания Булычёва И.Е.) [2]
Кроме того ополченцы получили бутылки с зажигательной смесью и самодельные противотанковые гранаты из миномётных мин 82 мм калибра. В воспоминаниях ополченцев я не встретил ни одного упоминания о том, что они шли в бой без оружия!
Но если об ополченцах вспоминают каждый год, то о других участниках боя, практически, не упоминается. Это долгое время было "белым пятном" в истории нашего города. Изредка упоминался 1055-й СП 297-й СД и, мельком, батальон мостостроителей. Справедливости ради, следует заметить, что в те годы доступ к архивным документам был сильно затруднён! Историки того времени не имели и сотой части тех возможностей, которые есть в настоящее время. В результате долгих поисков мне удалось установить номера других частей Красной Армии, чьи командиры и бойцы принимали активное участие в бою за Крюковский плацдарм 6-9 августа 1941 года. Но установить номера всех частей не представляется возможным. Солдаты сражались в составе сводных отрядов, их документы не сохранились, из каких они были частей – не известно!

Расстановка сил к исходу 8 августа 1941 года.

 

Но вернёмся к событиям ночи 8-9 августа.
Как оценивало обстановку сложившуюся южнее Кременчуга наше командование?
Полковник Афанасьев располагал сведениями пешей разведки Крюковского полка и данными 75-й АД о немецкой группировке в районе Павлыш – Онуфриевка. По данным нашей разведки, здесь действует усиленный разведбатальон 14-й тд., что и было в действительности на тот момент. В район г. Новогеоргиевска вышли части дивизии СС «Викинг» в составе которой были, как минимум 20 танков, о которых предупреждал штаб Юго-Западного направления ещё 6 августа. Как предполагал полковник Афанасьев, главный удар следовало ожидать именно с Новогеоргиевского направления через с. Старая Белецковка на Чечелево и далее в направлении Крюковского моста.
В районе Павлыш – Онуфриевка действуют более слабые силы немцев, и это направление большой опасности для города не представляет. На этом направлении немцы не предпринимали активных боевых действий, и перешли к обороне. Поэтому он принимает решение выдвинуть в район Чечелево 1055-й СП 297-й СД, поскольку он ожидал основной удар из района Старой Белецковки. Кременчугской ДНО и 4-му мостостроительному батальону предписывалось, согласно приказу командования Юго-Западного направления, оттеснить противника и занять рубеж Павлыш – Онуфриевка – выс. 153, 8 и удерживать его до подхода остальных сил 297-й СД (1057-го и 1059-го СП).
О том, что к исходу 7 августа в район Павлыш – Онуфриевка стали выходить части 13 тд а к вечеру 8 августа они закончили сосредоточение и получили приказ на 6-00 час 9 августа начать наступление на Крюковский плацдарм, он не знал.
Это обстоятельство привело к роковой ошибке командования обороны города, обернувшейся высокими потерями для наших частей на Крюковском плацдарме. Если бы командир 297-й СД полковник Афанасьев знал о реальном уровне угрозы со стороны противника с южного направления, я думаю, он принял бы единственное решение - увести войска за Днепр. Но история не знает сослагательного наклонения и произошло то, что произошло.
А завтра был бой! Бой за Крюковский плацдарм, бой за Крюковский мост, бой за Кременчуг. Но об этом я расскажу в следующей главе моего повествования.

Продолжение - 9 августа 1941 года > > >

ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

1. «Объяснение командира Третьего Крюковского полка народного ополчения майора Воробьёва Я.С.»
Государственный архив Полтавской области.- Ф.П.15.- Оп. 2.- Д. 112.- Л. 111-116
2. Архив Кременчугского краеведческого музея. Дело 25 и 30-А
3. Г. Терещенко, Л. Евселевский. Ополченцы - Харьков: "Прапор", 1991
4. "Полтавщина" Енциклопедичний словник. - Киів: "Українська Енциклопедія", 1992.-С.409-410
5. Осташко О.І., Юшко В.М., Крот В.О., Стегній П.А. Нарис історії Кременчука.- Кременчук, 1995. - С.92

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!