Часть-1. 6 августа 1941 года.

К исходу 5 августа соединения III армейского корпуса (АК) захватили Кировоград, 6 августа - Александрию. Дивизия СС «Викинг» вышла в район с. Великая Андрусовка и продвигалась к Новогеоргиевску.
Командир 13-го разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)
Командир 13-го
разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)

16-00 радиограмма 13 тд дивизии:
«Всем командирам к радиотелефонному аппарату. Срочно!
Командир 13-го разведывательного батальона (РБт.) слышит приказ хорошо. Он гласит: "Боевой группе майора фон Хаке (ком. батальона), выдвигаясь немедленно, смелым (дерзким) броском занять г. Кременчуг и мосты. Радван (ком. 66-го пп) в гильзе доставит подробности операции. Счастливого пути!»
До прибытия полковника Радвана командир 13-го РБт. уже отдает свои приказы боевой группе. Формируются 2-е усиленные ударные роты, каждой выделяется достаточное количество тяжелых вооружений. Основная группировка - в центре обеих ударных рот - следует с батареей. Командиры уже было отдают приказы, как вдруг от дивизии поступает новая радиограмма с приказом: «Операция отменяется, фон Хаке переподчиняется полковнику Радвану.»

NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 305
Задача по захвату мостов и плацдарма в Кременчуге переадресуется 40-му РБт. 14 тд., который к этому времени находится в районе ст. Медерово.
Что же произошло? Почему командование ІІІ Армейского корпуса поручило 40-му РБт. Действовать в полосе 13-й тд.? Ответ кроется в состоянии погоды 5 августа 1941 года. В этот день прошли сильне грозовые дожди, дороги во многих местах превратились в сплошные потоки воды и грязи. Даже танки, с трудом продвигались вперёд с черепашьей скоростью. Колёсный и гужевой транспорт, вынуждены были остановиться. В полосе наступления 13 тд дорог с твёрдым покрытием не было. Поэтому при всём желании РБт. 13-й тд был не в состоянии «смелым броском» в короткий срок выйти в район Кременчуга. А из Александрии на Кременчуг вела дорога, общее состояние которой считалось удовлетворительным, так как местами она была выложенная булыжником.
Поэтому задачу по захвату г. Кременчуга поставили разведбатальону 14 тд.
«06.08.41г. Усиленный 40-й разведбатальон - при малом сопротивлении со стороны противника, быстрым броском, достигает:
7ч 45мин - ст. Медерово,
9ч 55 мин - Ново Праги
11ч 00 мин - Вербовой Лозы
12ч 00 мин - Александрии.
16ч 00 мин - взят Павлыш.»

NARA. Mikrokopy T 315 ROL 656. Kadr 171
До Крюковского моста немцам оставалось пройти примерно 20 км. Через 2 часа они будут на берегу Днепра!
А что же происходило с нашей стороны фронта?
Командир 75-й авиа дивизии (АД) полковник
Кузнецов Павел Осипович командованием Юго-Западного направления был назначен комендантом г. Кременчуга. На него возлагалась обязанность организовать оборону города, мостов и переправ. Ему подчинялись все войсковые части города и Кременчугская дивизия народного ополчения (ДНО). В начале августа в Кременчуге дислоцировались на левобережье:
75-я САД с 691-м батальоном аэродромного обеспечения (БАО) в районе Большой Кохновки;
56-й Отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (ОЗАД) с приданной 96-й Отдельной ротой счетверённых пулемётов;
Склад № 27 НКО с ротой охраны;
Станцию Кременчуг, Крюков-на-Днепре, ж.д. (Крюковский) мост, охраняли бойцы 81-го полка 5 -й дивизии НКВД по охране ж.д. объектов;
Кременчугская ДНО (1-й и 2-й полк).
на правобережье:
4-й мостостроительный батальон 13-й Ж.Д. бригады;
505-й ОЗАД;
2-я рота 540-го минно-сапёрного батальона;
Крюковский (3-й полк) Кременчугской ДНО.
С Крюковской стороны, так же располагались посты 57-го Отдельного батальона ВНОС.
Полковник Кузнецов П.О. имел полномочия привлекать для обороны города, в случае необходимости, все воинские подразделения, отступающие через г. Кременчуг. Такими же полномочиями наделялся заместитель коменданта города по Крюкову майор Воробьёв, который назначался командиром Крюковского полка Кременчугской ДНО.
Из числа выходивших из окружения бойцов и командиров Красной армии был создан сводный отряд, который прикрывал узел дорог в районе с. Маламовка (юго-западная окраина Крюкова. На топографических картах подписана Маломановка).
Военное командование Кременчугского гарнизона не располагало оперативной информацией об обстановке в районе г. Кременчуга и его ближайших окрестностей. Все необходимые сведения и указания поступали из штаба Юго-Запдного направления.
Командование Юго-Западного направления, к сожалению, не сумело вскрыть замысел врага. Низкая облачность, которая нависла над правобережьем и частые грозы в начале августа, не позволили нашей авиации предоставить полные данные о передвижении войск противника. Донесения авиаразведки носили отрывочный характер и не могли прояснить обстановку, которая сложилась к тому времени на правом берегу Днепра. Но даже по отрывочным сведениям, поступающим от нашей разведки, командующий Юго-Западным направлением С.М. Будённый понимал опасность обстановки складывающейся в среднем течении р. Днепр. Поэтому он обратился в Ставку Верховного Командования (СВК) дать «Добро» на проведение ряда срочных мер по укреплению рубежа р. Днепр в его среднем и нижнем течении. В телеграмме на имя И.В. Сталина (044/ОП 4/8/41 16 ч. 15 мин) Будённый предлагает направить ещё не закончившие формирование 297-ю, 300-ю и 275-ю стрелковые дивизии (СД) на прикрытие рубежа в среднем течении р. Днепр.
(Телеграмма 044/ОП 4/8/41)
Угроза городу Кременчугу с южного направления была очевидной.
Полковник Кузнецов П.О. утром 6 августа вызвал к себе командира Кременчугской дивизии народного ополчения и потребовал немедленно провести рекогносцировку южного и юго-западного направления и выбрать позиции для создания оборонительных рубежей на высотах севернее с. Павлыш – Онуфриевка (10-15 км от Крюкова).
Командир 13-го разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)
Командир Кременчугской
дивизии народного ополчения
полковник Платухин А.С.

Командир Кременчугской ДНО полковник Платухин Андрей Самсонович вместе с командиром Крюковского полка майором Воробьёвым, выехали в район Павлыша и Онуфриевки с целью выбрать будущие позиции для Кременчугского ополчения. Вернувшись в город, они доложили, что противника в этих районах нет, и высказали свои соображения о размещении рубежей обороны. Поскольку ни какие фортификационные работы на этих рубежах не велись, было принято решение Кременчугскую ДНО до окончания инженерных работ в поле не выводить.
Вот выдержка из «Объяснение командира Третьего Крюковского полка народного ополчения майора Воробьёва Я.С. по вопросу боевых действий третьего полка народного ополчения с 6-го по 9-е августа»
[1]. Документ адресован Военному совету ХВО (Харьковского военного округа) и секретарю Полтавского обкома ВКП(б). Получение ими этого документа датируется 18.08.41г., входящий № 1084.

«6.VIII.41г. По заданию начальника гарнизона полковника Кузнецова П.О., мною совместно с полковником Платухиным, командиром дивизии проведена рекогносцировка новых районов обороны, обследованы и осмотрены были высоты: 191,0, 181,3, 152,1, и +5.5 (Гостра могила). Принято решение на оборону – занимать по особому распоряжению»
6 августа 1941 года авиа разведка доложила командованию Юго-Западного направления о колоне из 20-ти танков противника в районе с. Великая Андрусовка (40 км западнее Крюкова).
(Телеграмма Юго-Западного фронта)
Начальнику Кременчугского гарнизона был направлен приказ немедленно организовать разведку в район с. Великая Андрусовка - Новогеоргиевск с целью выяснить наличие противника в этом районе. От Великой Андрусовки до Новогеоргиевска было всего 12-15 км.
Звену скоростных бомбардировщиков СБ-2 284-го бомбардировочного полка (БАП) 75-й АД было приказано нанести бомбовый удар по танкам и мотопехоте противника в районе Чигирин – Стецовка (15-20 км. западнее В. Андрусовки), а другому звену СБ-2 нанести бомбовый удар по танкам в районе с. Вел. Андрусовка.
Ведущим первого звена СБ-2 был лётчик
Никитин, штурман – Иваненко, стрелок-радист – Волновыцкий. Ведомыми вылетели экипажи: мл. лейтенанта Климова Михаила Павловича (лётчик), штурман – сержант Кочуров Савва Васильевич, стрелок-радист ст. сержант Воробьёв Рафаил Рафаилович;
капитан
Самсонов (лётчик), штурман – мл. лейтенант Бондаренко Иван Иванович, стрелок-радист – ст. сержант Щукин.
Ведущим второго звена был капитан
Обойщик Александр Моисеевич штурман – капитан Прасс Григорий Михайлович, стрелок-радист - Хабаров Роман Сергеевич.
Оба звена вернулись на аэродром с неиспользованным боезапасом. Противника им обнаружить не удалось, не смотря на то, что было сделано по 4-5 заходов на цель на малой высоте – 800 м.
Журнал боевых действий (ЖБД) 284-го БАП.
(ЦАМО, Фонд: 22318, Опись: 0496089, Дело: 0001)
Не увенчался успехом и повторный вылет первого звена в район Вел. Андрусовки. Вероятно танки и мотопехота дивизии СС «Викинг» рассредоточились в лесных массивах в районе с. Подорожное, Самусовка, Мал. Андрусовка.
Примечание.
В ЖБД 284-го БАП, к сожалению, не указаны звания, имена, отчества членов экипажей. Путём долгих поисков в списках потерь и в наградных документах мне удалось установить звания имена и отчества некоторых лётчиков. Но многих, пока приходится называть только пофамильно.
Ещё один приказ полковник Кузнецов П.О. отдал на разведку района Новогеоргиевска командиру Крюковского полка Кременчугской ДНО майору Воробьёву. В 16 часов 6 августа 1941 года Крюковский полк был поднят по тревоге и выступил в направлении Новогеоргиевска:
«В 16-00 6.VIII.41г. я в Крюкове получил приказание от начальника гарнизона Кременчуг, выслать боевую разведку на Новогеоргиевск в помощь Новогеоргиевскому отряду народного ополчения» [1]
До первого боя с немецкими оккупантами на Кременчугской земле оставалось около трёх часов…
За эти три часа события развивались по нарастающей, и достигли своего апогея к 19 часам 6 августа.
«В 16 часов дежурная по ж.д. станции Павлыш услышала за окном нарастающий шум: трещали мотоциклетные двигатели, лязгали гусеницы полугусеничных бронетранспортёров и танков, ревели моторы тяжёлых грузовиков. Выглянув в окно, она увидела, что во двор станции въезжает большая немецкая колонна! Она бросилась к телефонному аппарату. Связи с Александрией не было, а связь с дежурной по станции Кременчуг работала. Сбиваясь и заикаясь от волнения, она сообщила дежурной Кременчуга, что видит в окно немецкую колонну: мотоциклисты, танки, бронетранспортёры с орудиями на крюках, крытые машины с немцами. Однако дежурная по станции Кременчуг восприняла это сообщение, как розыгрыш! Откуда под Кременчугом могут взяться немцы, когда в утренних сводках с фронта сообщалось, что наши части успешно сдерживают, и даже контратакуют противника в районе Черкасс?! Она ответила дежурной по станции Павлыш, что подобные шутки не уместны и чреваты серьёзными последствиями. На что дежурная из Павлыша сказала, что это, вовсе, не шутка и не розыгрыш – в Павлыш вошли немцы! Они идут ко мне... На этом связь с Павлышом, внезапно оборвалась.
Заподозрив неладное, дежурная по станции Кременчуг доложила эту неожиданную информацию начальнику станции. Его реакция была совершенно предсказуемой: «выдумки, паникёрство, в военное время за такое могут и расстрелять!» Он потребовал вызвать дежурную Павлыша к аппарату, что бы лично отчитать её за столь не уместные шутки. Но связь с Павлышом, уже отсутствовала. Тогда он решил взять на себя риск и сообщить полученную информацию начальнику гарнизона полковнику Кузнецову П.О.
Реакция полковника то же была, вполне, предсказуемая: «будете расстреляны за паникёрство! Свяжитесь с дежурной ст. Павлыш, выясните обстановку и доложите!»
В ответ он услышал, что связь с Павлышом оборвана…»

Это вольное изложение истории рассказанной со слов "очевидца". Но цепь последующих событий – доказательство подлинности этой истории. А, впоследствии, мне удалось найти её документальное подтверждение. Это телеграмма командованию Юго-Западного направления, которую удалось разыскать в архивах ЦАМО. Конечно, в ней не было приведённых выше диалогов, а кратко и чётко сообщалось, что по докладу дежурного по станции Павлыш, в село вошли немецкие танки.
(Телеграмма ст. Павлыш)
Полковник Кузнецов с большим недоверием отнеся к этой информации! Ведь всего пару часов назад, командование Кременчугской дивизии народного ополчения было в том районе и ни каких немцев не видело и не слышало. Но на всякий случай решил срочно проверить полученную информацию доступным ему, как командиру авиадивизии, способом: командиру звена «Чаек» (И-153) 164-го истребительного полка, ст. лейтенанту
Полевому Василию Куприяновичу, в составе своего звена немедленно вылететь на разведку в район с. Павлыш. При обнаружении противника – нанести бомбово-штурмовой удар. При этом особо подчёркивалось, что колона в селе Павлыш может состоять из наших частей, выходящих из окружения.
Ст. лейтенант Полевой без труда обнаружил большое скопление различного транспорта и техники в с. Павлыш. Помня о предупреждении, что это могут быть «свои», он снизился и прошёл над колонной на малой высоте. Это стоило ему жизни! Немцы обстреляли самолёт из пулемётов, он загорелся и упал в районе Павлыша. Ст. лейтенант
Полевой Василий Куприянович погиб. В ответ, его ведомые нанесли по колонне бомбовый удар, и обстреляли немцев из бортового оружия.
Вернувшись на аэродром, они тут же доложили командиру дивизии о немецкой колонне в с. Павлыш, и о гибели командира звена. Получив это сообщение, полковник Кузнецов П.О. осознал всю тяжесть сложившейся обстановки. На пути немецкой колонны не было наших войск! Через 2-3 часа они будут на берегу Днепра!
В Крюковский полк Кременчугской ДНО майору Воробьёву был немедленно отправлен конный нарочный с предупреждением о том, что с. Павлыш занято немцами и приказанием провести разведку в направлении с. Павлыш.
На Крюковскую сторону в спешном порядке перебрасывалась рота охраны из состава 691-го БАО и части охраны воинских складов Кременчуга. Немедленно в штаб Юго-Западного направления был отправлен доклад о наличии большой немецкой колонны, в составе которой танки, бронетранспортёры, крытые автомобили и мотоциклисты на подступах к Кременчугу с юга.
Командирам 164-го и 282-го ИАП 75-й САД приказано наносить беспрерывные бомбово-штурмовые удары по немецкой колонне с целью, во что бы то ни стало, задержать противника на подступах к Крюкову. Позже к ним присоединились экипажи 284-го бомбардировочного авиа полка (БАП). Справедливости ради, следует отметить, что по колоне второго эшелона 40-го разведбата 14-й тд, 284-й БАП нанёс удар ещё в 14 час. 18 мин. 5 СБ-2 284-го БАП нанесли бомбовый удар по немецкой колоне на дороге ст. Медерово – Ново Прага. Было сброшено 36-ть пятидесяти килограммовых фугасных авиабомб. Бомбы попали в цель.
В донесении в отдел Ia 14-й тд в радиограмме № 330 отмечалось, что
«11, отчасти очень мощных, бомбовых налета и атак бортовым вооружением силами до эскадрильи вызвали тяжелые потери в войсках: 12 человек убитыми и 61 ранен;
большое количество поврежденных и неподлежащих восстановлению автомашин, при этом одно пехотное орудие с артиллерийским тягачом полностью сгорели.»

NARA. Mikrokopy T 315 ROL 656. Kadr 182
В налёте на немецкую колону участвовали экипажи:
Ведущий экипаж -
Никитин, Волковецкий, Волновыцкий.
Ведомые экипажи:
Мл. лейтенант
Климов Михаил Павлович, сержант Кочуров Савва Васильевич, ст. сержант Воробьёв Рафаил Рафаилович; Княжище, Щукин, мл. лейтенант Бондаренко Иван Иванович.
Ещё два экипажа в ЖБД 284-го БАП не указаны.
(ЖБД) 284-го БАП.
(ЦАМО, Фонд: 22318, Опись: 0496089, Дело: 0001)
Несмотря на принятые меры, полковник Кузнецов П.О. понимал, что такими силами сдержать немецкое наступление было невозможно! Оставалось уповать, только на мужество защитников Крюкова. Главное выиграть время!
Вот, как разворачивались события вечером 6 августа 1941 года на окраине Крюкова у с. Маламовка из «объяснительной записки» командира Крюковского полка ДНО майора Воробьёва П.С.:
«Во время организации разведки (на Новогеоргиевск прим. автора) я получил сведения о занятии противником Павлыша и организовал вторую разведку на Павлыш. Имел в наличии две пушки 45 мм, задержанных с остатками воинской части, но пушки требовали промывки (чистки ствола. Прим. автора). Это задержало выдвижение разведки больше, чем на час. Когда разведка начала выдвигаться из Крюкова, то на высоте 133,0 (за переездом, слева от дороги Крюков – Александрия. Прим. автора.) уже появились три немецких танка и начали обстреливать наши позиции и позиции южнее Маламовки. Мелкие войсковые части Красной армии, в беспорядке отступавшие от противника, в панике ворвались в Крюков. Мне стоило больших усилий, вплоть до применения оружия, останавливать и поворачивать их обратно на позиции. Благодаря поддержке зенитного дивизиона (505-й ОЗАД) вражеские танки были отбиты и с наступлением темноты повернули обратно за скаты высоты 133,0.» [1] (Карта боя 06.08.41г.)
Немцы в своём донесении описывают это боестолкновение так:
«К вечеру голова колонны достигает высоты в 2 км южнее Маламовки, там батальону было оказано более сильное вражеское сопротивление, что вынудило сначала вывести на позицию тяжелые вооружения.
С подходом к Днепру участились авиа налёты, которые к вечеру переросли в беспрерывные. В с. Павлыш из пулемета подбит вражеский биплан. (
И-153 ст. лейтенанта Полевого. Прим. автора
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 656. Kadr 171
И далее доклад об сильном артобстреле:
«19ч 25 мин - 40-ой РБт. снова докладывает, что они попали под сильный арт. огонь.»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 656. Kadr 174
А в далёком городе Лубны, командир 297-й стрелковой дивизии полковник Афанасьев, как раз в это время распечатал пакет с приказом командования Юго-Западного направления:
«поднять дивизию по тревоге и не мешкая выступить в район г. Кременчуга. За четыре ночных перехода дивизии следует выйти на рубеж прикрытия р. Днепр от Градижска до устья р. Псел.» Пакет с приказом был доставлен командиру 297-й СД в 18-00. В это время немецкие танки уже занимали позиции для атаки южной окраины правобережной части г. Кременчуга - Крюкова.
После доклада коменданта Кременчуга полковника Кузнецова П.О. о подходе немцев к южным окраинам Кременчуга, в приказ были внесены изменения: 1055-й стрелковый полк, усиленный артиллерией погрузить в эшелоны и двигаться к городу Кременчуг по железной дороге. Главная задача не допустить захвата немцами переправ и плацдарма на левом берегу Днепра.
Новый приказ был доставлен полковнику Афанасьеву в 22 часа.
Приказ № 046 (Лист 180, 181) Указанные в приказе рубежи обороны г. Кременчуга, уже занимал противник. Приказ, явно, запоздал!
В «Боевом приказе №1 от 6.08.41года 23-00 г. Лубны» командир 297-й СД приказал: «
……………………………………………………………
3. 297-я СД перебрасывается комбинированным маршем в район г. Кременчуг по маршруту: лагерь «Лубны», г. Лубны, Покровская Богачка, ст. Хорол, Семёновка, Устимовка /северная/, Пироги, Погребы, Кременчуг, и с утра 7.8 организует оброну подступов к г. Кременчуг на рубеже искл. Новогеоргиевск – Павлыш - Онуфриевка – Млынок – Успенское. Время выступления 22-30 6.8.
4. 1055-й СП с 1/824-го АП (1-й дивизион 284-го АП Прим. автора) в 22-30 выступить на ст. Лубны, погрузится и 3 эшелонами к 5-00 7.8 прибыть на ст. Кременчуг.
5. 1057-й и 1059-й СП с 2/824-го АП и остальными спец. частями дивизии выступить по указанному маршруту в 22-30 и к 6-00 7.8 сосредоточится в районе Гришковка, Григорьевка, Лисянщина на днёвку.
С наступлением темноты 7.8. выступить и к 5-00 8.8. сосредоточится на днёвкув район Устиновка. С наступлением темноты 8.8. выступить и к 5-00 9.8 сосредоточится на днёвку в район с. Погребы. В ночь с 9.8. на 10.8 прибыть в Кременчуг и на последнем привале получить боевой приказ. Начальник колоны – командир 1057 СП.
…………………………………………………………..
7. Я с 1055-м СП к утру 7.8 буду в г. Кременчуг, куда и направлять донесения мотоциклом с каждого района днёвки по прибытии на место и о времени выступления из района днёвки.
Командир полка полковник Афанасьев.»

Нашим бойцам, благодаря стойкости и мужеству, благодаря решительности командира Крюковского полка Кременчугской ДНО, при поддержке зенитчиков-артиллеристов 505-го ОЗАД, удалось отбить атаку немецких танков. Но группа мотоциклистов с автоматчиками просочилась через проход под железнодорожной насыпью западнее переезда и захватила с. Турунжовка (Новая Белецковка).
При захвате Н. Белецковки немцы убили девятнадцатилетнюю девушку Надю Чуйко, жительницу с. Маламовка. Обстоятельства её гибели, пока не удалось установить. Но эта девушка стала первой жертвой оккупантов на Кременчугской земле. Похоронили Надю на Воинском кладбище с. Маламовка.
(Могила Нади Чуйко)

С наступление темноты, майор Воробьёв направил к немецким позициям несколько групп разведчиков. Одна из групп продвигалась вдоль дороги Крюков – Александрия. В составе этой группы были ополченцы отец и сын Щербины - Яков Иванович и Иван Яковлевич. Разведчики пересекли железнодорожное полотно и стали подниматься вверх по склону горы. Вот, и вершина горы. Стали тихо спускаться в долину…
Вдруг в небо взлетела осветительная ракета, и навстречу разведчикам полыхнули вспышки немецкого пулемёта. Яков Иванович успел толкнуть сына в придорожную канаву и сам скатился следом. Это спасло им жизнь – пули немецкого пулемёта взметнули землю на гребне, в том месте, где только что они лежали… Подробнее рассказ об ополченцах Щербина Я.И. и его сыне Щербина И.Я. здесь:
Спустя 70-т лет, исследуя южный склон высоты 133.0, мы наткнулись на настрел немецкого пулемёта MG-34. Мы извлекли из глины 62 гильзы от пулемёта MG и 19 гильз от карабина Маузер. При извлечении пулемётных гильз бросилась в глаза интересная особенность: пулемётные гильзы в большинстве своём не лежали в горизонтальной плоскости, а торчали «стоя», будто кто-то специально вертикально вдавил их в глину. Сразу не удалось объяснить, столь странное положение стреляных гильз. Но вскоре мы нашли ответ на эту загадку. В немецких донесениях за эти дни неоднократно упоминается о сильных ливнях и раскисшей земле. Немецкий пулемёт стрелял с земли, и гильзы, с силой вылетающие из пулемёта, втыкались в раскисшую глину вертикально!
Ополченцы Крюковского полка Кременчугской ДНО Отец – Щербина Яков Иванович и его сын – Иван Яковлевич.

Другим группам разведчиков повезло больше. Им удалось обойти немецкие посты и доставить командиру Крюковского полка ценные сведения о противнике.
«Организованной ночью разведкой установлено наличие противника:
в с. Новая Белецковка:
1 офицер,
24 рядовых и 7 мотоциклистов с автоматами;
на юго-западных скатах высоты 133.0:
танков - 3,
танкет (танков Т-II?) – 7,
мотоциклистов – 15,
миномётные батареи,
пехоты - больше 100 человек.
Вывод – усиленная рота.»
[1]
Так закончился этот день 6 августа 1941 года. Это был первый боевой день в районе г. Кременчуга. Бой у с. Маламовка решил судьбу города на ближайший месяц. Решительность командира Крюковского полка Кременчугской дивизии народного ополчения майора Воробьёва, мужество, отвага и стойкость ополченцев и горстки красноармейцев, при поддержке зенитчиков 505-го ОЗАД, не позволили немцам сходу захватить Крюковский мост и плацдарм в Кременчуге на левом берегу р. Днепр. Кременчуг ещё целый месяц оставался под контролем Красной армии.

Продолжение - 7-8 августа 1941 года > > >.

ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

1. «Объяснение командира Третьего Крюковского полка народного ополчения майора Воробьёва Я.С.»
Государственный архив Полтавской области.- Ф.П.15.- Оп. 2.- Д. 112.- Л. 111-116

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!