Часть-3. 9 августа 1941 года.

Около полуночи 8 августа 1941 года по Чумацкому шляху в сторону с. Онуфриевка, на Деевскую гору за Крюковом поднималась длинная колона людей в гражданской одежде с винтовками на плечах. Впереди офицеры в полевой форме Красной армии. В колоне три полка Кременчугской дивизии народного ополчения, примерно, тысяча бойцов и командиров. Колона молча, шла вдоль притихшего хутора Деевка. Впереди за горой время от времени взлетали ракеты. Разведка доложила: на Деевской горе за противотанковым рвом немцы.
Ополченцы поднялись на гору, заняли окопы по южному склону Деевской горы и развернулись для боя.
Из объяснительной командира Крюковского полка майора Воробьёва Прохора Семёновича:
«В 24-00 вышел на высоту южнее Деевки, где столкнулись с противником. Развернулись для боя и с 1 час – 00 мин 9. VШ. бой начался.» [1]
Немцы стали отходить в сторону высоты с отметкой + 5,5 (курган Острая могила) – . Ополченцы пошли в атаку:
«Наступление велось энергично, подъем духа у ополченцев был хорошим, подавались команды: "танки фашистов удирают, вперед за Сталина!» [1]
За противотанковым рвом ополченцы развернулись в цепь и с криками «Ура» пошли вперёд вдоль Чумацкого шляха в направлении Острой могилы. Командиры и политруки подбадривали бойцов и призывали их энергичнее преследовать отступающего врага. Передовые цепи Первого и Второго полков начали спускаться в небольшую лощину перед высотой с курганом Острая могила. Вдруг над полем взвилась вереница осветительных ракет, и с вершины горы ударил немецкий пулемёт, засверкали выстрелы немецких винтовок. Ополченцы понесли первые потери.
Из воспоминаний ополченца Рабиновича Иосифа Ароновича:
«Получив команду продвинуться вперёд для захвата находившейся там высотки (
Острая могила. Прим. авт.) откуда нас обстреливал немецкий пулемёт, мы начали перебежки. Тов. Звоницкий находился недалеко от меня, и я слышал его голос, призывающий к движению вперёд. Затем услышал его крик: "Ой-ой!"… Мы продолжали движение вперёд.» [6]
Из воспоминаний Грабовского Саламона Вульфовича:
«Звоницкий Д.А. был политруком роты 2 полка в дивизии народного ополчения, а я в этой роте был бойцом. В ночь с 8 на 9 августа 1941 года дивизия народного ополчения вступила в бой с наступающими немецко-фашисткими захватчиками и с криками "Ура" продвигалась вперёд по направлению к Деевке по заданию отогнать противника. Рядом со мной шёл и Звоницкий Д.А. Когда мы подошли за Деевку к Острой горе под обстрелом противника - Звоницкий, как политрук роты, шёл впереди и на моих глазах от пулемётного огня с горы был убит и упал с винтовкой в руках.» [6]
Так свидетели описали гибель политрука Второго полка Кременчугской дивизии народного ополчения Звоницкого Давида Абрамовича. Но огонь немецкого пулемёта уже не мог остановить наступающий порыв ополченцев. Немецкое боевое охранение было смято, немцы бежали, бросив пулемёт и оборудование артиллерийского наблюдательного пункта, который они разворачивали на кургане Острая могила. Эту атаку ополченцев поддержали бойцы 4-го отдельного мостового батальона 13-й ж.д. бригады. Они атаковали немцев с левого фланга.
Поле боя Кременчугской дивизии народного ополчения (ДНО) и 4-го мостостроительного батальона 13-й железнодорожной бригады с частями 13-й танковой дивизии (тд) III армейского корпуса (АК) Группы армий "Юг" у кургана Острая могила :

Поле боя у кургана Острая могила

«Тиха украинская ночь…» (А.С. Пушкин «Полтава»).
Почти по Пушкину: из боевого донесения 13-й пехотной бригады в штаб 13-й танковой дивизии (тд) Вермахта. (Архив NARA):
«Светлой лунной ночью, примерно в 2 час 30 мин (9.8), противник, крупными силами, нанес внезапный удар по частям, готовившимся к наступлению, именно в тот момент, когда связисты занимались развертыванием телефонной сети. Удар был направлен против 3-й роты 93-го пехотного полка вдоль дороги на Онуфриевку в направлении моста (мостовой трубы, прим. автора) и на позиции 1-й роты западнее от него.
Помимо одного батальона пехоты (4-й мостостроительный батальон.
Прм. автора) в атаке южнее города принимало участие также, примерно, 500 вооруженных гражданских, которые в своей массе были местными из Кременчуга и хорошо знали местность. Они ворвались с криками "Ура" на позиции боевого охранения (один взвод), и вынудили его отступить, захватили наблюдательные пункты артиллерии и, кроме того, используя плохо просматриваемую местность, прорвались через широкие пробелы переднего края.» Карта 09-08-41А
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 309 - 313
Из боевого донесения командира 8-й роты 4-го танкового полка (тп) лейтенанта Ротха (Roth) в штаб 13-й тд Вермахта. (Архив NARA):
«Вскоре, после окончания занятия исходного района, примерно в 1ч. 15мин., открыл огонь пулемет пехотного охранения, в тоже время ко мне подошел пехотинец с докладом, что на вражеской стороне наблюдается какое-то движение. В тот же самый момент русские по широкому фронту (примерно 800-1000 м) атаковали нас с фронта. Атака сопровождалась громкими криками "ура". Самый передовой пехотный пост охранения, находившийся примерно в 50 м по фронту (спереди), отошел назад ко мне. Я тотчас же выдвинул танки на дорогу, так как в кукурузном поле была почти нулевая видимость, и ночью для танков этот участок мне показался слишком сложным. Активно ведя огонь, сначала я отошел назад на 200 м. Как только я снова услышал в тылу мычание русских, я сдал дальше назад. Через примерно 1,5 км дорога становилась шире и уходила сильно вверх (на подъем). На этой идеальной огневой позиции я распределил танки и назад больше не сдавал.»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 330
С рассветом немцы пришли в себя и сумели разобраться в обстановке. Из боевого донесения 13-й пехотной бригады в штаб 13-й тд Вермахта. (Архив NARA):
«С рассветом в 4-00 ситуация прояснилась, атаку врага удалось остановить в глубине главной полосы обороны огнем и контрударами»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 309 - 313
Немцы усилили натиск и открыли по ополченцам и бойцам 4-го мостового батальона интенсивный миномётный и артиллерийский огонь. Вперёд двинулись немецкие танки. Осколком немецкой мины получил ранение в бедро левой ноги командир Кременчугской ДНО полковник Платухин. Он был эвакуирован с поля боя на левый берег Днепра. Командование ДНО взял на себя майор Воробьёв. Из объяснительной записки майора Воробьёва П.С.:
«В 4-30 противник ввел новые силы, сопротивление усилил: ввел миномётную батарею. Порыв у наступающих, значительно упал, мы понесли потери. Дальше атаковать противника было невозможно: рассвело, и огневое превосходство было на стороне противника. Мины и бутылки не применялись, танки были далеко. Решение: отойти флангами на высоту Острая могила, которая уже занималась резервной ротой» [1]
Командир 13-го разведывательного батальона
Майор Хаке (Hake)
Командир
13-й пехотной бригады
полковник Херр
(Traugott Herr)

Полковник Херр (Herr), который командовал немецкими войсками в районе Крюкова, приказал немедленно контратаковать русских и к 6-00 восстановить исходное положение на участке прорыва. Встречным ударом силами 1-го батальона 93-го пехотного полка, при поддержке группы танков 4-го тп, передовой отряд наших наступающих частей был отсечён от остальных сил.
«Вмешательство полковника Родта (Rodt), командира 66 п.п. и личное вмешательство командира бригады позволило быстро организовать контратаку по захвату важных высот. 1-я рота во взаимодействии с первым эшелоном 4-го танкового полка вышли в тыл наступающему противнику к 6-00. При этом было захвачено большое число пленных. Около 100 гражданских лиц по приказу бригадного командира, было расстреляно на месте»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 309 - 303
Из боевого донесения командира 8-й роты 4-го тп лейтенанта Ротха (Roth) в штаб 13-й ТД Вермахта:
«В 5ч. 25мин. я получил приказ на выдвижение, чтобы с пехотинцами снова вернуть утраченные точки. Наступление стремительно шло вперед с новыми кровавыми потерями для русских. В бою против нас было много гражданских. К своему удивлению я обнаружил слишком много бутылок для борьбы с танками. Подстреленных обладателей таких бутылок сразу охватывало пламя. Через, примерно, 30 минут, указанная в приказе высота была взята. Здесь, по приказу полковника Херра, я велел расстрелять, примерно, 30 взятых в плен гражданских.»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 330
В общей сложности немцам удалось окружить около 100 ополченцев. По приказу полковника Хера все они были расстреляны на месте. Вот поэтому о деталях этого боя не было известно почти 70-т лет. Ни кто из ополченцев передового отряда не вернулся с поля боя! Детали удалось узнать только по документам Вермахта из архива NARA.
Хоть немцы и сумели восстановить исходное положение, но бой в районе Острой Могилы продолжался. Ополченцы, остатки 4-го мостового батальона и подоспевшие им на помощь бойцы 81-го полка 5-й дивизии НКВД по охране ж.д. объектов удерживали рубеж Острой могилы.
Немцы ввели в бой 150 мм пушки с позиций в районе с. Онуфриевка и 105 мм гаубицы 13-го артиллерийского полка. Танки подошли к позициям ополченцев на дистанцию 150-200 м и начали в упор расстреливать наши огневые точки. Наши части несли большие потери, но продолжали держаться. Из объяснительной записки майора Воробьёва:

«Противник организовал сильную артиллерийскую подготовку по высоте Острая могила. Огонь велся тяжелой батареей артиллерии, миномётной батареей, пятью танками и десятком пулеметов. От разрывов снарядов и мин высота вся была покрыта дымом, большинство ополченцев не имело лопаток, и несли большие потери.»[1]
Оценив обстановку, майор Воробьёв отдал приказ отходить к окопам за противотанковым рвом. Что бы дать возможность нашим бойцам оторваться от противника и задержать немецкие танки, на прямую наводку были поставлены два 76 мм орудия из батареи ополченцев. Карта 08-09-41г.
«Под воздействием огня противника в 7-20 части начали отходить на следующий рубеж, мною задержаны две пушки и произведено 12 выстрелов для задержки танков, что обеспечило отход пехоты на флангах на рубеж с противотанковым рвом.» [1]
Одним из этих орудий командовал Булычёв Иван Ефммович.
Из воспоминаний Булычёва И.Е.:

«…приехал командир дивизиона, объяснил обстановку и приказал срочно сменить огневую позицию. На его машину быстро были погружены снаряды, прицепили к ней орудие и направились в район Деевской горы. Наше орудие было установлено с левой стороны дороги на горе, чуть ниже вершины. С правой стороны дороги в метрах пятидесяти расположилось второе, за ним третье и четвёртое. Развернув машину и отцепив орудие, расчёт снял ящик со снарядами. Командир батареи стал за наводчика, а я зарядил орудие. Последовали один за другим несколько выстрелов. Выполнив задачу, мы прицепили орудие к машине и быстро спустились с горы.» [2]
Ополченцы, остатки 4-го мостостроительного батальона под прикрытием отряда 81-го полка НКВД, под непрерывным обстрелом сумели отойти с рубежа Острой могилы и занять окопы на Деевской горе. Но немецкое превосходство в этом бою было подавляющим, а наши потери велики. Продержавшись на этом рубеже до 9 часов утра, красноармейцы и ополченцы стали отходить к Крюкову и переправляться на левый берег Днепра.
«Этот рубеж был последний, я приказал дальше не отходить, двум пушкам занять ОП на высотах. Часть отошедшей пехоты, около 50 человек, мне с майором Соловьевым удалось задержать, и расположить в окопах, выше противотанкового рва (командир второго полка был ранен, командир дивизии тоже был ранен).
В 8-00 был занят последний рубеж, в 8-10 я послал второе и последнее донесение командиру дивизии. Через лейтенанта штадива - Лукина подтвердил приказ: дальне не отходить. Противник с северных скатов высоты Острая могила организовал жесткую арт. подготовку по нашему рубежу. Когда были покрыты дымом высоты ополченцы и красноармейцы отошли, и я остался с двумя красноармейцами, и согласно устава, отошел последним. Танки (5 танков 8-й роты 4-го тп лейтенанта Ротха (Roth)
Прим. автора) подошли ко рву - три, два танка пошли в обход на Садки. Пехота противника больше роты наступала на Деевку, другая группа на Садки, в 9-00 рубеж был оставлен.»[1]
Так закончился бой на рубеже Острой могилы.
В память о героических и трагических событиях происходивших в районе кургана Острая могила, в 1946 году жители Кременчуга и Крюкова установили красивый обелиск. Он установлен на высоком кургане с отметкой + 2,5 у Чумацкого шляха на полпути из Крюкова в Онуфриевку.

Памятник ополченцам на Острой могиле

Памятная табличка на обелиске напоминает о подвиге ополченцев Кременчугской дивизии народного ополчения, совершенного ими 9 августа 1941 года. К семидесятой годовщине этого боя у обелиска были установлены мемориальные плиты с известными на то время именами погибших ополченцев. До сегодняшнего дня точно неизвестно, сколько ополченцев, бойцов и командиров Красной армии погибли на полях вблизи Острой могилы. Так же неизвестно где они были похоронены. К сожалению, на обелиске нет упоминания о бойцах 4-го мостового батальона, которые вместе с ополченцами принимали участие в этом бою. Более 300-т человек из этого батальона были убиты или пропали без вести. Но обелиск с красной звездой будет вечно напоминать людям о до конца исполненном долге пред Родиной, о воинском подвиге, который совершили бойцы Красной армии и народного ополчения во имя нашей Победы.
Вот, уже, почти, десять лет на месте боя Кременчугской ДНО мы ведём поисковые работы. На местах боёв мы нашли множество артефактов - немых свидетелей тех событий. Но на первых порах поиски не приносили успеха. Следуя устоявшейся легенде, следы боя мы искали немного не там, где он проходил на самом деле. И только после изучения первых документов, у нас появились находки.
В «Объяснении» командира 3-го Крюковского полка Кременчугской ДНО, есть описание места исходного рубежа развёртывания полков Кременчугской ДНО. Следуя описанию, мы без труда нашли исходную позицию нашего ополчения – окопы на южных скатах Деевской горы. Они хорошо сохранились и поныне. По описанию определили место расположения противотанкового рва. Он соединял вершины двух глубоких оврагов, пересекая седловину за Деевской горой, по которой проходила дорога Крюков - Онуфриевка. Таким образом, благодаря рву, проезд по дороге танков и автотранспорта со стороны Онуфриевки на Крюков стал невозможен.
Окопы ополченчев на южных скатах Деевской горы
с левой и правой стороны дороги Крюков - Онуфриевка.

Из воспоминаний ополченцев и «Объяснения» майора Воробьёва мы выяснили, что на рубеже Острой могилы немцы оказали сильное огневое сопротивление наступающим полкам Кременчугской ДНО. Обследовав поле у Кургана Острая могила, мы без особого труда нашли следы этого боя. На гребне высоты с отметкой +5,5 у кургана Острая могила, мы нашли множество немецких стреляных гильз. Они были покорёжены гусеницами тракторов, пахавших это поле, вот уже, 70-т лет, но до сих пор оставались на месте позиции немецкого пулемёта и прикрывавшего его стрелков. Ополченцы уничтожили эту огневую точку и захватили стреляющий по ним немецкий пулемёт MG-34. А мы, спустя 70-т лет откопали на этом месте около ста стреляных гильз от немецкого пулемёта. Здесь же рядом была найдена гильза от немецкой ракетницы:
Гильзы маузер 98к и ракетницы
найденные на месте немецких позиций на рубеже Острой могилы.

Далее, майор Воробьёв упоминает, что немцы отошли с высоты Острой могилы на высоту в двух километрах южнее.
В лесополосе на гребне этой высоты, мы отыскали множество стрелянных немецких гильз и установили, что здесь располагались позиции, как минимум, 4-х пулемётов MG-34. Причём, с одной позиции пулёмёт вёл огонь дважды: ночью, когда немцы отступали, и утром, когда уже наши уцелевшие бойцы отходили к рубежу Острая могила. Стреляные гильзы в этом месте лежали в два слоя: сверху бруствера и на глубине - в его основании. Утром немец, копая свой окопчик, забросал ночной настрел вынутой из окопа землёй.
Богатый урожай различных артефактов боя мы нашли на рубеже Острой Могилы. Земля здесь щедро усыпана многочисленными осколками немецких мин и снарядов. Небольшие осколки попадаются на каждом шагу! Среди них находим алюминиевые обломки взрывателей немецких осколочно-фугасных гранат. На некоторых сохранилась маркировка - «AZ-23». На глубине, ниже уровня вспашки, часто попадаются крупные осколки тяжёлых 150 мм немецких снарядов. Трудно представить, как мог здесь кто-то уцелеть! Среди осколков встречаются обломки гильз к винтовке Мосина, но их, совсем, не много.
Наши ополченцы стреляли мало. Среди разбросанного металла попадаются стреляные гильзы 3-х линеек Мосина – оружия наших ополченцев и стрелков. Наши бойцы давали немцам достойный отпор. Но стреляли наши не много - противник был далеко. Немцы вели бой, не сближаясь с нашими пехотинцами. Применяли станковые пулемёты, миномёты, артиллерию и танки.
Ближе к краю глубокой балки урочища Широкое, среди осколков встречаются наши гильзы от винтовок Мосина, немецкие Маузер и Парабеллум. Очевидно, что здесь уже шёл ближний бой. Возможно, до последней возможности отстреливались наши раненые красноармейцы и ополченцы. Но, исполняя приказ полковника Херра, не брать в плен гражданских, немцы добивали наших раненых из винтовок и пистолетов. Гильзы от парабеллума мы находили кучно, в «одной лопате» - стреляли несколько раз с одного места. Здесь же и дальше в сторону Крюкова, по краю балки и на склонах часто встречаются утерянные или брошенные патроны к нашим винтовкам, магазины, различные части оружия… Магазин к нашему ручному пулемёту РПД я нашёл сверху, среди мха. В другом месте, ближе к Острой могиле, был найден магазин к танковому пулемёту РПД.

Осколки немецких мин и снарядов.
Обломки взрывателей AZ-23
немцких снарядов
Неразорвавшаяся мина
от миномёта
5 cm leichter Granatenwerfer 36
Обломки гильз
винтовки Мосина
Диск к пулемёту РПД.
(Без верхней крышки).
Диск к танковому пулемёту
РПД

На месте расположения немецких позиций в районе лесополосы были обнаружены обломки дистанционных трубок наших 76-ти мм шрапнелей, осколки снарядных стаканов и множество свинцовых пуль, которыми были нашпигованы шрапнельные снаряды. Некоторые такие пули мы находили в немецких окопчиках. Вероятно, они не пропали даром, и нашли свои цели.

Обломки шрапнельных снарядов
и макет выстрела шрапнели калибра 76 мм.

Найдено множество артефактов того боя, но главное – место захоронения погибших в этом бою бойцов Красной армии и Кременчугской ДНО, нам отыскать, пока не удаётся. Каких либо свидетельств захоронения или перезахоронения бойцов Кременчугской дивизии народного ополчения не найдено.
В глубинах архивов удалось отыскать, лишь свидетельские показания жителя Крюкова Григор Ивана Васильевича. Показания датируются 24 сентября 1948 года.
Иван Васильевич рассказывает о захоронении погибшего в бою 9 августа 1941 года политрука Второго полка Кременчугской ДНО Звоницкого Давида Абрамовича. Из его «свидетельства» следует, что в начале октября или в конце сентября 1941 года, немцы выгнали в район Острой могилы группу жителей Крюкова хоронить погибших в бою ополченцев. То есть спустя, почти, два месяца после боя! Понятно, что к этому времени трупы уже полуразложились, и опознать убитых можно было с трудом. Он отмечает, что «трупы лежали без верхней одежды и без сапог». Труп Звоницкого Д.А. был опознан бывшим заведующим подсобным хозяйством вагонного завода Бондаренко Василием Петровичем. «Труп Звоницкого, тоже был без верхней одежды и без сапог, лежал, скорчившись и по лицу его можно было опознать с трудом.» Рядом лежал его паспорт, «где с трудом можно было прочесть, что это паспорт Звоницкого» К сожалению, Григор Иван Васильевич не пишет, как и где они хоронили убитых ополченцев. Написал: «мы зарыли труп в землю, и ушли с поля.» Была ли это индивидуальная могила на поле или братская могила для всех погибших – не известно! Не известно так же, где эта могила находилась: прямо на поле или на краю этого поля? Никаких признаков захоронений на поле и возле него нам найти не удалось.

Бой за Крюковcкий плацдарм.

Тем временем немецкая атака развивалась по всему фронту обороны Крюковского плацдарма. Командующий боем по ликвидации Крюковского плацдарма полковник Херр, не стал «изобретать велосипед» и применил уже не раз испытанную тактику: ударом фланговых группировок немецких частей окружить и уничтожить наши войска на плацдарме. Точка, где сходились стрелы немецкой атаки, – Крюковский мост. Карта 08-09-41г.
На правом фланге атаки немцы быстро продвигались вперёд не испытывая серьёзного сопротивления. Прикрывавший это направление 4-й мостовой батальон, в ходе ночной атаки был отсечён немцами от своих позиций, и не смог занять этот рубеж обороны. Обойдя балку Довжок немецкие танки и пехотинцы вошли в с. Садки и стали продвигаться дальше через Раковку и х. Демуровка к центру Крюкова. Отошедшие сюда с Деевской горы ополченцы и мостовики оказывали немцам ожесточённое сопротивление. Для этого использовались развалины и подвалы каменных зданий.
Продвижение немцев замедлилось. Немецкое командование вынуждено было перегруппировать свои силы на этом направлении. 7-я рота 93 пп и штурмовые группы 4-го инженерного батальона передавались в подчинение командованию 6-й роты 93 пп. В боевые порядки пехоты выдвигалась тяжёлая артиллерия. Для придания штурмовым группам большей ударной силы, каждому взводу придавалось по танку. В помощь наступающим 6-й и 7-й ротам 93 пп придавались ещё две роты 66 пп и сапёрные штурмовые группы под командованием лейтенантов Пробста (Probst) - 2-я рота, и лейтенанта Кольманна (Kohlmann) - 3-я рота. Подавляя огневые точки огнём тяжёлых орудий и танков, которые вели огонь прямой наводкой с близких дистанций, немцы продолжили продвижение вперёд.
На левом фланге атаки обстановка для немцев складывалась не просто. 1-й батальон 93 пп под командованием Брукса (Brux) натолкнулся на сильное сопротивление на южной окраине с. Маламовка. Оборонявшиеся здесь наши подразделения поддерживали артиллерийским огнём зенитные батареи 505-го ОЗАД. Попытки немецкой артиллерии быстро подавить их позиции не увенчались успехом. Орудия продолжали вести огонь, сдерживая наступление батальона Брукса. Из архивных документов, пока, не удалось выяснить, из каких конкретно подразделений сражались на этом рубеже бойцы и командиры Красной армии. Оборону на этом участке занимали бойцы разных, в основном тыловых, подразделений 6-й и 12-й армий отступавшие на Крюков. Удар 1-го батальона пришлось сместить в полосу наступления 2-го батальона 93 пп, перенеся акцент наступления к центру фронта.
Тяжёлые бои развернулись и в районе с. Чечелево. Полк СС «Германия» не смог сходу овладеть селом. Оборонял село 1055-й стрелковый полк 297-й стрелковой дивизии. Полк, как и дивизия в целом, были только, что сформированы по мобилизации из призывников г. Киева, Киевской и Сумской обл. Состоял полк из необстрелянных бойцов и командиров, совсем недавно одевших военную форму. Переодетые в военную форму, это были те же ополченцы, ещё не достаточно хорошо обученные и экипированы,
8-го августа под артиллерийским огнём противника полк переправился по наплавному мосту на правый берег Днепра и занял оборону у с. Чечелево. Полоса обороны полка не была оборудована полностью, для этого, просто, не было времени. Наспех оборудованные позиции, вечером 8-го августа, были обстреляны сильным миномётно-артиллерийским огнём и подверглись удару авиации противника. Полк понёс первые ощутимые потери убитыми и ранеными. Не успев, опомнится от пережитого, в 6-ть часов утра 9-го августа полк подвергся новому обстрелу со стороны с. Старая Белецковка и был атакован эсесовцами полка «Германия». Первая атака была отбита, артиллерийский и миномётный обстрел возобновился. Эсесовцы пошли в новую атаку. К этому времени в полку были убиты, почти все политработники, командиры рот и взводов, погибло больше сотни бойцов. Во второй половине дня наши войска оставили село Чечелево, и отошли сначала к переправе, а затем на левый берег Днепра.
Наплавной мост на о Большой (ныне о. Зелёный) использовался нашими войсками до последней возможности. Во второй половине дня 9 августа на остров Большой стали отходить части 1055-го СП. Баржи в центральной части моста были разведены. Люди и повозки скапливались на берегу острова. Немцы перенесли огонь артиллерии и миномётов по острову. Вот как это описывает в своих воспоминаниях курсант Кременчугской школы младших авиационных специалистов Логунов Василий Петрович:
«Выходим к Днепру, к переправе. На острове ад кромешный, среди деревьев разрывы мин, мечутся кони, люди. Что делается за островом, не видно. Переправа посредине разведена, баржи в стороне. Люди выбегают к разведенному месту, некоторые прыгают в воду, пытаются плыть. Но течение быстрое, людей выносит из-за острова, а с той стороны Днепра слышна пулеметная стрельба. Многие, очутившиеся в воде люди, тонут». [7]
Завести баржи в разрыв плотов некому. Майор (возможно командир 1055-го СП), пытается организовать переправу, но не в силах это сделать. Наконец на переправу пришли несколько речников с порта и, несмотря на обстрел, быстро завели баржи в разрыв моста. «По переправе бежали военные, не получившие военную форму призывники, гражданские беженцы, неслись вскачь военные повозки с ранеными, гражданские телеги с домашним скарбом. На бревнах под разрывами все неслось и подпрыгивало. Движение кончилось. Немец несколько успокоился, стал делать перерывы в обстреле». [7]
Наше командование решило переправить на остров лёгкий танк (возможно БТ). Откуда он взялся в Кременчуге – сказать трудно. 297-я СД в своём составе танков не имела, танковых частей в городе не было.
«Стали переправлять танк на остров. Он осторожно двигался по плотам. Плоты прогибались под ним, но в месте стыковки плотов с баржей плоты погрузились, борт баржи оказался стенкой, на которую танк подняться не смог. Командир танка и стрелок выскочили, водитель дал задний ход, танк пошел несколько в сторону, завалился набок и вместе со стрелком (механиком-водителем. Прим. автора) ушел в воду». [7]
Я попытался отыскать имя погибшего танкиста, но сделать этого, пока не удалось. Пока не удаётся установить и номер танковой части, которая оказалась в Кременчуге. Немецкие танкисты, тоже упоминают о двух подбитых танках типа «Кристи» в бою за Крюков.
Из доклада командира 7-й роты 4-го тп лейтенанта Ренка (Renk):
«При прорыве к днепровскому мосту моим взводом были уничтожены:
2 танка (типа "Кристи" 4,7 см)»
(Здесь немец ошибся. Скорее всего это БТ-2 с орудием калибра 45 мм, у немцев - 4,5 см.)
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 329
Ещё один лёгкий танк (Возможно, тоже БТ-2), по рассказам местных жителей был утоплен нашими танкистами в болоте у с. Чечелево.
В окопах вокруг с. Чечелево остались лежать больше сотни бойцов и командиров 1055-го СП, Среди них 15 офицеров, ещё, примерно 25-ть человек были захвачены в плен. У их товарищей не было возможности предать земле тела погибших. Только после того как немцы покинули село, местные жители захоронили убитых, прямо в окопах.
В середине 60-х годов убитых в том бою солдат и офицеров перезахоронили на сельском кладбище в братской могиле. На мемориальных плитах братской могилы выбили фамилии 85-ти бойцов и командиров 1055-го СП. (Братская могила с. Чечелево) К сожалению, на мемориальных плитах оказались пропущенными четыре фамилии из числа убитых в бою солдат. Бойцов и командиров, пропавших без вести, в список не включили.
Но, ни кто не знает, сколько реально бойцов было перезахоронено в эту братскую могилу и сколько ещё убитых солдат 1055 сп осталось лежать засыпанными землёй в окопах и воронках на западной окраине с. Чечелево.
Братская могила с. Чечелево
Братская могила на сельском кладбище с. Чечелево.
К полудню используя своё подавляющее преимущество, немцам удалось сломить сопротивление наших частей на всех направлениях. Но благодаря мужеству и самоотверженности защитников Крюкова, немцам не удалась задуманная ими операция по окружению наших войск на Крюковском плацдарме. Защитники Крюкова планомерно отступали к последней линии обороны – Крюковскому железнодорожному мосту.

Бой за Крюковский мост.

Во второй половине дня 9 августа 1941 года. Бой за удержание Крюковского плацдарма подходил к концу. Наши войска и ополченцы Кременчугской дивизии Народного ополчения, оставляли город Крюков-на-Днепре. Его последние защитники под непрерывным огнём противника переправлялись на левый берег Днепра: кто на уцелевшей лодке, кто на подручных средствах, кто вплавь… Но небольшая горстка наших бойцов продолжала удерживать позиции, непосредственно, примыкающие к ж.д. мосту, прикрывая переправу последних защитников этого клочка родной земли. Бронеколпак на правом фланге обороны и тоненькая ниточка, наспех отрытых перед мостом окопов - вот и вся линия укреплений! Её непрерывно обстреливают немецкие миномёты, артиллерия и подошедшие с двух направлений танки. Немцы атакуют тремя штурмовыми группами. 1-й батальон 93 пп наступает вдоль западной окраины Крюкова со стороны Курчановки. 6-я, 7-я роты 93 пп и штурмовая группа лейтенанта Пробста (2-я рота 66-го пп), наступает вдоль центральной части Крюкова. Уступом справа продвигается штурмовая группа лейтенанта Команна ( 3-я рота 66-го пп 13-й тд), которая двигается вдоль линии ж.д. Штурмовым группам приданы танки 4-го танкового полка 13 тд. Огневую поддержку им оказывают миномётные батареи и тяжёлая артиллерия. Немногочисленные наши войска и ополченцы оказывают наступающему врагу упорное сопротивление, используя для обороны каменные постройки и подвалы домов.
Командир Крюковского полка Кременчугской дивизии народного ополчения майор Воробьёв вместе с начальником штаба Кременчугской ДНО майором Дмитриевым и майором Соловьёвым с горсткой бойцов и ополченцев при поддержке батареи 505-го ОЗАД в течение двух часов удерживают район военных складов и лесопильного завода, нанося немцам ощутимые потери. [1]
Во время этого боя погиб командир батареи 505-го ОЗАД лейтенант Александров Владимир Александрович. [8] Родом он был из Ленинградской области и исполнился ему всего двадцать один год. Место его захоронения не известно. Пропали без вести политрук Осадчий Василий Федорович и военфельдшер Волошин Владимир Михайлович. [8]
У воинских складов и лесопильного завода был их последний рубеж обороны. На батарее 505-го ОЗАД оставалось всего 48 шрапнельных снарядов. Немецкие танки обстреляли позиции зенитчиков. Один из снарядов разорвался среди ящиков со шрапнелями... Взрыв танкового снаряда разметал боеприпасы, и орудия оказались без снарядов. Последняя возможность вооружённого сопротивления противнику была потеряна. Личный состав батареи привёл орудия в непригодное состояние, вышел к Днепру, и под непрерывным огнём противника вплавь на подручных средствах переправился на левый берег. Сотня безоружных молдаван из 505-го ОЗАД была прижата к берегу реки. Плавать они не умели, стрелковое оружие они, так и не успели получить. Их возможности оказывать вооружённое сопротивление противнику были исчерпаны. Этих бойцов 505-го ОЗАД немцы захватили в плен. Однако в донесении начальнику управления ПВО Юго-Западного фронта формулировка звучит, как приговор трибунала: «сдались в плен». По настоянию командира дивизиона Булавина Алексея Терентьевича, было указано, что эта группа бойцов не имела стрелкового вооружения и была безоружна. [9]

Разрушенный огнём немецкой артиллерии лесопильный завод.
Один из последних рубежей обороны Крюкова.
(Фото из немецких архивов.)

Во второй половине для 9-го августа 41г. штурмовые группы 66-го пп и 93-го пп 13-й тд при поддержке танков 4-го танкового полка вышли к мосту.
Стало очевидным, что удержать Крюковский плацдарм нашим войскам не удастся. Основные усилия нашего командования сводились к тому, что бы не дать немцам переправиться на левый берег Днепра и удержать г. Кременчуг. Поэтому командир гарнизона полковник Афанасьев отдал приказ сапёрам подорвать, почти полностью восстановленный 4-й пролёт Крюковского моста.
Руководить работой по подрыву 4-го пролёта Крюковского моста было поручено мл. политруку 4-го отдельного мостостроительного батальона 13-й ж.д. бригады Лукину Василию Максимовичу. Было решено отвести от быка с крюковской стороны баржу, которая ещё удерживала пролёт моста и подорвать её вместе с пролётом. Уже под пулями немецких штурмовых групп, политрук Лукин поджигал бикфордов шнур к подрывным зарядам. В результате взрыва баржа и вместе с нею искорёженная взрывом ферма моста пошла на дно р. Днепр. [10]
Но бой за Крюковский мост ещё продолжался!
Удерживать мост до последней возможности – боевая задача группы бойцов и командиров сводного отряда 81-го полка 5-й дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений. С ними, плечом к плечу, сражались отходившие к переправе уцелевшие после боя на рубеже Острой могилы ополченцы Кременчугской ДНО и бойцы 4-го отдельного мостового батальона 13-й отдельной ж.д. бригады. Здесь же оказались бойцы и командиры 1055 стрелкового полка 297 стрелковой дивизии, отходившие с рубежа с. Чечелево вдоль западной окраины Крюкова. Этот пятачок Крюковской земли перед мостом оказался для немцев твёрдым орешком! Установленный в бронеколпаке станковый пулемёт «Максим» раз за разом отбрасывал назад наступающие цепи 1-го батальона 66-го пп немцев.
Все их попытки сходу выйти на мост были отбиты огнём наших стрелков и пулемётчиков. С левого берега их поддерживали пулемётчики сводного отряда 81–го полка 5-й дивизии НКВД по охране ж.д. объектов.
Начальник штаба 81-го полка майор Белоусов Иван Павлович умело организовал огневую поддержку защитникам Крюковского моста с левого берега р. Днепр. Все бойцы 81-го полка были привлечены для выполнения боевой задачи: от повара, военфельдшера, стрелка до инструктора обще образовательной подготовки.
Немцы сосредоточили по нашим предмостным позициям огонь миномётов и артиллерии. Под прикрытием миномётного огня одному из немецких солдат штурмовой группы л-та Пробста, удалось подобраться к бронеколпаку на бросок гранаты и подорвать нашу огневую точку. Пулемётчики погибли.

Подорванный немцами бронеколпак.
Опорная огневая точка обороны Крюковского моста.
(Фото из немецких архивов.)
Однако, подорвав нашу пулёмётную точку, прикрытую бронеколпаком, и забросав окопы защитников моста гранатами, немцы не сразу смогли взойти на мост. Путь им преградили пулемётные расчёты красноармейцев 81-го полка Горкавенко Георгия Архиповича и Щербинина Андрея Ивановича. Позиция Горкавенко Г.А. находилась непосредственно на самом мосту. Несмотря на сосредоточенный огонь миномётов и артиллерии противника, он до последней возможности вёл огонь из своего пулемёта. Когда в ленте закончились патроны, он вывел из строя пулемёт, выбросив подвижные части в Днепр, и воспользовавшись замешательством противника, сумел переправиться по разрушенной ферме моста к своим.
За проявленное мужество и стойкость в бою за Крюковский мост красноармеец Горкавенко Г.А. был награждён орденом «Красной Звезды». [11]
В Центральном Архиве Министерства Обороны (ЦАМО) мне удалось найти наградные листы на 15-ть человек из 81-го полка НКВД, принимавших непосредственное участие в обороне Крюковского моста. Правительственными наградами за оборону Крюковского моста орденом «Красная Звезда» награждён: начальник штаба полка капитан Белоусов Иван Павлович, мл. лейтенант Гольдфарб Лев Григорьевич, красноармеец Кривоногов Константин Иванович, ефрейтор Ященко Иван Алексеевич. Орденом «Красное Знамя» были награждены: сержант Орлов Кондратий Леонтьевич. Медалью «За отвагу» награждены красноармейцы Скубак Иван Леонтьевич, Шатохин Николай Петрович. Медалью «За боевые заслуги» награжден красноармеец: Бочаров Николай Степанович.
- «Достоин правительственной награды», так значится в конце каждого документа!
Все наградные документы подписаны начальником войск НКВД и охраны тыла Юго-Западного фронта полковником Рогатиным и военкомом войск НКВД и охраны тыла Юго-Западного Фронта полковым комиссаром Тельным. Вот некоторые выдержки из наградных листов бойцов 81-го полка 5-й дивизии НКВД:
Щербинин Андрей Иванович, выходя из боя, среди воронок обнаружил тяжелораненого военного комиссара 1055 полка 297 сд старшего батальонного комиссара т. Ушакова, «укрыл его от сильного огня противника и оказал ему первую помощь». Несмотря на реальную опасность быть обнаруженным и расстрелянным на месте, шнырявшими по берегу реки немцами, он не оставил в беде товарища. «С наступлением темноты, красноармеец Щербинин, пользуясь покровом ночи, переправился на (левый) северный берег р. Днепра к своим, и на себе доставил старшего батальонного комиссара т. Ушакова на перевязочный пункт. Своим спокойствием и хладнокровием красноармеец Щербин проявил мужество при обороне объекта и высокую сознательность, спасением жизни комиссару» - так написано в представлении к награждению. За высокую сознательность, мужество и отвагу, проявленную в бою, красноармеец Щербинин А.И. был награждён орденом «Красного Знамени». [12]
Повар 81-го полка ефрейтор Ефимов Михаил Сергеевич под сильным огнём противника не только готовил для своих бойцов пищу, но также был агитатором и наблюдателем за полем боя. За стойкость и мужество, проявленные при обороне Крюковского моста, был награждён медалью «За отвагу». [13]
Зорко следил за полем боя и военфельдшер Коренев Владимир Иванович. Он вовремя заметил, что на правом берегу реки, прикрываясь прибрежной растительностью, сосредотачиваются для атаки пехотинцы 66 пп 13 тд. Он доложил об этом своему командиру и указал наводчику станкового пулемёта Соловых Андрею Лавровичу на цель. Открыв по зарослям кинжальный огонь из пулемёта «Максим», пулемётный расчёт уничтожил до 50-ти гитлеровцев. За стойкость и умелые действия во время боя Коренев В.И. был награждён медалью «За отвагу», [14] а наводчик пулемёта «Максим» Соловых А.Л. был представлен к ордену «Красного Знамени». [15]
Наводчик станкового пулемёта 81 сп красноармеец Болдырев Тихон Андреевич «проявил мужество и отвагу. Огнём своего пулемёта наносил большие потери противнику по выходе его на северо-восточную окраину Крюкова. Своим огнём вывел из строя вражескую танкетку. Огнём своего пулемёта прикрывал отход частей дивизии народного ополчения и местного населения г. Крюков, переправлявшихся через р. Днепр». Награждён орденом «Красного Знамени». [16]
Кроме, непосредственно огневой поддержки защитников Крюкова, майор Белоусов организовал переправу на правый берег р. Днепр выходящих из боя защитников Крюкова красноармейцев и ополченцев.
Красноармейцу Рождественскому Петру Ивановичу было дано поручение переправить с правого берега на левый, как можно большее число наших бойцов и командиров. Собрав 10-ть лодок, и связав их в караван, он четыре раза под огнём миномётов и пулемётов противника переправлялся на правый берег реки и возвращался обратно. Отважный солдат перевёз на левый берег Днепра больше 200-т бойцов, командиров и ополченцев, среди которых было много раненых и не умевших плавать. За мужество и геройство, проявленные в бою за Крюковский мост, красноармеец Рождественский П.И. был награждён медалью «За отвагу». [17]
В списке солдат и офицеров 81-го полка НКВД в боях за Крюковский мост погибшие не значатся. 24 бойца этой дивизии погибли при переправе через р. Днепр при отходе с позиций на Острой могиле. Немецкому танку Т-IV артиллерийским огнём удалось потопить судно на котором переправлялись ополченцы, бойцы 81-го полка и 4-го мостового батальона.
Из доклада командира 7-й роты 4-го ТП 13-й тд лейтенанта Ренка (Renk)
«Один грузовой пароход на Днепре подожжен и потоплен танком Т-IV (удаление сначала 1000, затем 2800 м).»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 329
Кто же находился в окопах, непосредственно перед Крюковским мостом? Кто погиб в бронеколпаке, ведя огонь до последней возможности? Сколько их было, последних защитников Крюкова? Вряд ли нам удастся узнать имена их всех: погибших и оставшихся в живых.
Из наградных документов архива ЦАМО стало известно, что позиции перед Крюковским мостом, наряду с пулемётчиками 81-го полка НКВД, в течении 3-х часов отбивали яростные атаки немцев бойцы 1-й роты 4-го отдельного мостостроительного батальона под командованием командира роты лейтенанта Шкатова Виктора Ивановича. Они удерживали свои позиции до последней возможности, не подпуская немцев к мосту. И только, когда стали подходить к концу боеприпасы, в числе последних, переправились на левый берег реки. [18]
Согласно акта от «48 года Апреля месяца 17-го дня» в братскую могилу на Костромском кладбище Крюкова из воинского захоронения у ж.д. моста, были перенесены останки 3-х наших бойцов: Саленкова М.И., Клещенина М.С., Русинова В.С. Из захоронения у вещевого склада был перенесён прах Василенко И.И. [19] Насколько верно были записаны фамилии, имена и отчества этих солдат? – Трудно сказать однозначно. «Пробивая» по базе данных сайта «http://obd-memorial.ru», где опубликованы донесения о безвозвратных потерях Красной армии в годы Великой отечественной войны, эти фамилии мне найти не удалось.
Хочется надеяться, что в дебрях различных архивов найдутся дополнительные сведения о славных защитниках города Крюков-на-Днепре.
В документах и воспоминаниях об участниках Кременчугской дивизии Народного ополчения, упоминается пулемётчица Александрова Нина Григорьевна. - «Ворошиловский стрелок». Ей было, всего 17-ть лет. Из того боя она не вернулась, судьба её не известна…
Неподалёку от Острой могилы мы нашли значок «Ворошиловский стрелок», утерянный в бою. Эмаль на значке разрушилась, металл покрылся ржавчиной. Больше 70-ти лет пролежал он в земле! Кто знает, может это тот самый значок отважной девушки? Может, отступив с отрядом ополченцев к Крюковскому мосту, именно она до последнего дыхания вела пулемётный огонь из бронеколпака? Поисковая работа продолжается…
Анализируя сведения, полученные из разных источников и сопоставляя данные из немецких архивов, я предположил, что в Крюкове-на-Днепре в период августовских боёв действовало ещё одно, до сегодня неизвестное в военной истории Кременчуга, подразделение. Один из последних оставшихся в живых ополченцев Крюковского полка Иван Григорьевич Самокрик, рассказывал, что видел, как наши сапёры на ручной дрезине подрывали полотно ж.д. на участке ст. Бурты – ст. Крюков. Я ещё подумал тогда: "неужели среди мостовиков 4-го мостостроительного батальона были подрывники?" Просматривал специальности этих людей - сплошь строители. Это плотники, слесаря, сварщики, шофера, бульдозеристы, крановщики... Даже простых стрелков в списке не было! А в немецких документах, встретил эпизод, который тоже выпадал из общей картины. Немецкий сапёр доносил в штаб 13 тд,
«(09.08) В 17-30 1-ую роту пришлось задействовать для расчистки с. Плотниковка (
ныне К. Потоки. Прим. автора) от мин. Две машины в результате разрыва мин были повреждены на главной дороге. Поиск и обезвреживание мин осложнялся еще и тем, что повсюду было разбросано множество металлических частей поврежденных машин, что делало использование миноискателей невозможным, а детонирующий боекомплект противотанковой пушки - одна поврежденная и горящая машина была тягачом истребительно-противотанкового дивизиона - подвергала опасности личный состав. Всего было обезврежено и уничтожено подрывом 32 мины. Действие (эффект) мин русскими был значительно усилен тем, что под днищем мин они закладывали еще большее кол-во взрывчатки (примерно 5 кг).»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 316
Здесь должны были действовать профессиональные сапёры-подрывники. И действительно, в донесении командования 21-й Армии от 23 января 1942 года приводится список безвозвратных потерь 2-й роты 540-го отдельного минно-сапёрного батальона (От. МСБт.), в котором указаны фамилии 38-ми бойцов этого подразделения, пропавших без вести 8-9 августа 1941 года в районе Крюкова. [20]
А в наградных документах на бойцов и командиров 540-го От. МСБт. я нашёл представление к ордену Красной Звезды командира взвода лейтенанта Кулякина Ивана Марковича. Из наградного документа следует, что это он руководил бойцами при минировании дороги в с. Плотниковка (ныне с. Каменные Потоки), на которой подорвались два немецких танка. Правда, в немецких донесениях указывается, что подорвались не танки, а грузовики с боеприпасами к противотанковым пушкам. Но здесь важен сам факт подрыва! [21]
Теперь я могу утверждать, что в боях за Крюковский плацдарм принанимали участие бойцы и командиры 540-го отдельного минно-сапёрного батальона!
Ферма 4-го пролёта Крюковского моста и баржа,
подорванные сапёрами под командованием политрука
4-го мостостроительного батальона 13-й ж.д. бригады Лукина В. М.
(Фото начало сентября 1941 года)

В ночь с 11 на 12 августа 1941 года наши сапёры подорвали ещё один - 5-й пролёт Крюковского моста. На остальных пролётах были сняты шпалы и балки верхнего строения ж.д. пути. Крюковский мост был разобран и стал непроходим для пехоты и транспорта противника.

Фермы 4-го и 5-го пролёта Крюковского моста,
подорванные сапёрами 540-го отдельного минно-сапёрного батальона.
(Фото начало сентября 1941 года)

К вечеру 9 августа бой за Крюков подошёл к концу. Части Красной армии и Кременчугской дивизии народного ополчения оставили Крюковский плацдарм, и отошли на левый берег Днепра в г. Кременчуг. Немцам не удалось окружить наши войска, форсировать Днепр и захватить Кременчуг.
В боях за Крюковский плацдарм наши части понесли большие потери. По оценкам немецкого командования на Крюковском плацдарме им противостояли, порядка 2 000 наших бойцов и командиров. Почти, половина из них была убита, пропала без вести или попала в плен.
Из найденных в ЦАМО документов о безвозвратных потерях удалось установить цифры наших потерь по подразделениям сражавшихся на Крюковском плацдарме:
1055-й СП 297-й СД: потерял убитыми, около 150 бойцов и командиров.
4-й мостостроительный батальон 13-й отдельной ж.д. бригады: - 309 бойцов и командиров, которые считаются убитыми или пропавшими без вести. Из них, по найденным архивным документам
- попали в немецкие концлагеря – 8 человек;
- вышли к своим и погибли в последующих боях – 9 человек;
- остались живы – 6 человек.
Среди погибших в боях за Крюковский плацдарм командир 13-й отдельной ж.д. бригады полковник Степанов и командир 4-го мостостроительного батальона майор Холин Владимир Сергеевич.
27-я ж.д. бригада потери: - 4 бойца.
505-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион потери: -102 человека.
Среди погибших командир батареи лейтенант Александров Владимир Александрович.
Командир дивизиона майор Булавин Алексей Терентьевич был осуждён в 1942 году на 10 лет ИТЛ. Возможно, ему не простили прорыв к Крюковскому мосту немецкого бомбардировщика, потерю всей материальной части дивизиона и то обстоятельство, что почти 100 человек из его дивизиона безоружными попали в плен (в донесении «сдались в плен»).
540-й отдельный минно-сапёрный батальон, 2-я рота потери: - 38 человек.
По донесениям все числятся пропавшими без вести. 5 человек сумели выйти к своим и погибли в последующих боях.
57-й полк 4 дивизии НКВД по охране ж.д. объектов потери: - 11 человек.
81-й полк 5 дивизии НКВД по охране ж.д. объектов потери: - 32 человека.
57-й отдельный батальон ВНОС потери: - 4 человека.
Кременчугская дивизия народного ополчения: около 300 человек, точная цифра не установлена.
Ещё удалось установить фамилию техника-интенданта 1902-го военного склада, который принимал участие в бою за Крюков и был захвачен немцами в плен - Бычков Олександр Самсонович.
Вот как оцениваются наши потери в донесении 13 тд:
«За день было захвачено или уничтожено:
800 пленных;
16 зенитных орудий;
1 пушка;
примерно, 50 пулеметов;
4 бронированные боевые машины (подбиты);
многочисленные запасы, локомотивы и жд вагоны.
Враг понес большие потери убитыми.»

NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 313
«Бронированных боевых машин (танков)» было не четыре, а только два! Немецкие танкисты подбили два наших танка «типа Кристи» (БТ-2). Эти подбитые танки немцы притащили во двор Крюковского кирпичного завода, где они стояли несколько месяцев, пока немцы их не отправили на металлолом. Об этом мне рассказали местные жители. Они видели эти танки за колючей проволокой кирпичного завода.
Возможно, за ещё две «бронированные боевые машины» немцы посчитали две наших зенитки ЗСУ К-29 (Зенитная самоходная установка) 505-го ОЗАД. Они устанавливались в кузове грузового автомобиля ЯГ-10. Как сказано в описании этого автомобиля «Кузов в походном положении был дополнен защитными броневыми бортами, которые в боевом положении откидывались горизонтально, увеличивая площадку обслуживания орудия.» - Описание ЗСУ К-29 на сайте «Военное обозрение» приводит Роман Скоморохов.
О захвате таких зениток упоминает командир 7-й роты 4-го ТП 13 тд лейтенант Ренк (Renk)
«При прорыве к днепровскому мосту моим взводом были уничтожены: 3 длинноствольные зенитные батареи (12 орудий), из них 2 орудия бронированные.»
NARA. Mikrokopy T 315 ROL 641. Kadr 329
Если это так, то можно констатировать тот факт, что на вооружение 505-го ОЗАД имелись две подвижные зенитные установки. Ранее о таких установках в районе Кременчуга известно не было!

ЗСУ К-29 (Зенитная самоходная установка)
Фото с сайта «Военное обозрение» (https://topwar.ru)

Зенитных орудий было не 16, как сказано в немецком донесении, а 12, ещё 4 орудия – это батарея полковых орудий 1055-го СП.
Упорным сопротивлением наши бойцы и командиры сорвали замысел немцев захватить мосты и плацдарм на левом берегу в районе Кременчуга. На карте немецкого Верховного Командования (OKW) этот бой помечен отметкой «Нartnackiger Widerstand» - Упорное сопротивление! Такая оценка врага дорогого стоит!

Фрагмент карты Верховного Командования Вермахта (OKW) за 09.08.41г.

ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

1. «Объяснение командира Третьего Крюковского полка народного ополчения майора Воробьёва Я.С.»
Государственный архив Полтавской области.- Ф.П.15.- Оп. 2.- Д. 112.- Л. 111-116
2. Архив Кременчугского краеведческого музея. Дело 25 и 30-А
3. Г. Терещенко, Л. Евселевский. Ополченцы - Харьков: "Прапор", 1991
4. "Полтавщина" Енциклопедичний словник. - Киів: "Українська Енциклопедія", 1992.-С.409-410
6. ЦАМО.- Ф.58.-Оп. 977521.- Д. 772
7. Сражение за Кременчуг. Отрывок из книги воспоминаний В. П. Логунова [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.solonin.org/live_srazhenie-za-kremenchug
8. ЦАМО Ф-58, Оп 818883, Д 128. Стр 03
9. ЦАМО Ф-58, Оп Н-18005, Д 19
10. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 469, Стр. 113
11. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 418, Стр. 1797.
12. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 427, Стр. 167
13. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 436, Стр. 15727
14. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 418, Стр. 1068
15. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 418, Стр. 2679
16. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 418, Стр. 1744
17. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 418, Стр. 3109
18. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 469, Стр. 149
19. Архив Кременчугского краеведческого музея. – Д 46.
20. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 0818883.-Д 10435.
21. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682524.-Едн. хран. 474, Стр. 101

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!