Боевые действия
9-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии в боях в районе г. Кременчуга
26 сентября - 10 октября 1943 года.

Дивизия была сформирована 15 декабря 1942 года согласно приказу ставки ВГК № 00253 от 8 декабря 1942 года из 204-й, 211-й воздушно-десантных бригад и 1-й маневренной воздушно-десантной бригады как 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (Гв. ВДД), на территории Московской обл. Дивизия принимала самое непосредственное участие в боях за Полтаву. В результате ночного боя с 22 на 23 сентября 9-я Гв. ВДД совместно с частями 95-й Гв. СД освободила г. Полтаву от немецко-фашистских захватчиков. Приказом Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина дивизии было присвоено почётное наименование - «Полтавская»!


Карта боя 9-й Гв. ВДД за г. Полтаву
из Журнала Боевых Действий (ЖБД) 26-го Гв. воздушно-десантного полка.
Архив ЦАМО, Фонд 6971, Опись 204697, Дело 1


После взятия Полтавы части 9-й Гв. ВДД в составе 33-го Гв. стрелкового корпуса (Гв. СК), продолжали наступать в юго-западном направлении, энергично преследуя отступающего противника. 25 сентября части дивизии достигли р. Говтва в районе с. Буняковка и к утру 26 сентября вышли к р. Псел в районе с. Мануйловка. К середине дня дивизия достигла рубежа насыпи недостроенной ж.д., где встретила ожесточённое сопротивление противника и вступила в бой.
В состав дивизии входили:
23-й Гвардейский воздушно-десантный полк (Гв. ВДП) под командованием гв. майора Резун Ивана Васильевича;
26-й Гвардейский воздушно-десантный полк (Гв. ВДП) под командованием гв. подполковника Кашперского Григоря Мануиловича (Список командующего и начальствующего состава полка приведён в документаш GBD-01 - GBD-04);
28-й Гвардейский воздушно-десантный полк (Гв. ВДП) под командованием гв. майора Пономарева Василия Андреевича;
7-й Гвардейский воздушно-десантный артиллерийский полк (Гв. ВД АП) под командованием гв. подполковника Валуева Василия Кузьмича;
10-й Гвардейский воздушно-десантный отдельный истребительный противотанковый дивизион (Гв. ВД ОИПТД) под командованием гв. капитана Кравцова;
8-я Гвардейская воздушно-десантная отдельная развед рота (Гв. ВД РР) под командованием гв. мл. лейтенанта Калинкина;
10-й Гвардейский воздушно-десантный отдельный сапёрный батальон (Гв. ВД ОСБт.) под командованием гв. ст. лейтенанта Шапиро Самуила Абрамовича;
2-й Гвардейский медико-санитарный батальон (Гв. МСБ), под командованием военврача ІІІ ранга Озмидова Вадима Сергеевича;
- Другие части обеспечения.
Командовал 9-й Гв. Полтавской воздушно-десантной дивизией гв. полковник Сазонов Александр Михайлович.
Начальник штаба – гв. подполковник Горячев Алексей Яковлевич.
К середине дня 26 сентября, при поддержке частей 1-го механизированного корпуса (МК), противник был сбит с занимаемых позиций и поспешно отошёл в южном направлении на следующий оборонительный рубеж в районе с. Иосипив (Осиповка) – Яньки и организовал переправу своих частей на правый берег р. Псел в районе правобережного села Ковали.
Ведя огневой бой с немецкими арьергардами, 9 Гв. ВДД к исходу дня вышла на рубеж с. Книшивка – Довга Гребля – Маньки.
С утра 27 сентября дивизия продолжила наступление вдоль левого берега р. Псел. К 12 часам части дивизии, сбивая вражеские заслоны, продвинулись на 8 км и вышли в районы:
26-й Гв. ВДП занял х. Огняны (теперь с. Запсилье);
23-й Гв. ВДП занял с. Малюки (теперь с. Крамаренки);
28-й Гв. ВДП вышел на северную окраину с. Суки (теперь с. Крамаренки).
32-й отдельный броне-автомобильным батальон 1-го МК и 28-й Гв. ВДП стремительной атакой выбили противника из с. Суки, посеяв панику среди оборонявших село немецких частей. На этих рубежах 9-я Гв. ВДД перешла к обороне, вышла в резерв командующего 33-м Гв. СК. Остальные части корпуса (6-я Гв. ВДД, 95-я Гв. СД и основные части 1-го МК) форсировали р. Псел в районе с. Манжелия и начали наступление вдоль правого берега р. Псел.
Как следует из документов о безвозвратных потерях 9-й Гв. ВДД из архива ЦАМО, потери дивизии 27 сентября составили три человека. Погибли два бойца из 28-го и один из 23-го Гв ВДП. Из 28-го Гв. ВДП:
гв. мл. сержант Белых Иван Андреевич, 1921 года рождения; [1]
гв. рядовой Харламов Николай Петрович, 1925 года рождения;[1]
Согласно документов ЦАМО место их гибели и захоронения «300 метр. восточнее г. Кременчуга», что не соответствует действительности. То же место гибели и захоронения прописано и для бойцов этого полка, которые погибли в бою за Кременчуг в течении 29-30 сентября, хотя за этот день полк прошёл с боями, примерно 8 км. А 27 сентября полк находился ещё далеко от Кременчуга. До восточных окраин Кременчуга полку нужно было пройти, с боями, примерно 14 – 15-ть км. за два дня непрерывных боёв!
Из 23-го Гв. ВДП, по документам ЦАМО, 27 сентября погиб гв. рядовой Шабалкин Виктор Павлович, 1914 года рождения. Если место гибели бойца в документах ЦАМО указано верно - «На северной окраине Кременчуга у жел. будки»[2] (у ж.д. будки – примечание автора), то датой его гибели не может быть 27 сентября. 23-й Гв. ВДП вел бой у этого переезда 29-го сентября 1943 года.
Все три погибших бойца 9-й Гв. ВДД, числятся похороненными в братской могиле № 2 Реевского кладбища, но место их действительного захоронения остаётся неизвестным.
28 сентября 9-я Гв. ВДД форсировала р. Псел в районе с. Омельник и продолжила наступление в южном направлении, находясь во втором эшелоне корпуса.
При строительстве переправы через реку отличились сапёры 10-го гв. отдельного сапёрного батальона под командованием командира роты гв. лейтенанта Разгуляева Павла Ефимовича. Они быстро укрепили лёгкий мостик для форсирования реки пехотой и тем самым позволили переправить по нему не только солдат, но и орудия. За мужество и умение чётко руководить работой своего подразделения гв. лейтенант Разгуляев П.Е. был награждён орденом Красной звезды. [3] Орудия 7-го Гв. АП заняли боевые порядки в районе с. Омельник.
Братская могила с. Омельник

Братская могила с. Омельник.

Немцы обстреливали село с высот вокруг села. От артиллерийско-миномётного огня немцев, на огневой позиции полка погибли двое артиллеристов, среди которых командир 9-й батареи гв. лейтенант Толстиков Константин Иванович [4] и командир орудия гв. сержант Шершов Данил Николаевич. [5] У села Омельник пал смертью храбрых командир стрелковой роты 23 Гв. ВДП гв. лейтенант Хетагуров Дмитрий Арчилович. [4] Они были похоронены в братской могиле с. Омельник. К сожалению, фамилия гв. сержанта Шершова Д.Н. на мемориальных плитах братской могилы с. Омельник отсутствует.
Немцы сильно укрепили с. Бордюги (ныне не существует), лежащее южнее с. Омельник. Нашим частям никак не удавалось потеснить противника и выбить его из села.
В боевые порядки пехоты для сопровождения атаки на прямую наводку были выдвинуты артиллерийские орудия. Артиллеристы, несмотря на плотный пулемётный и ружейный огонь противника, открыли огонь по ДЗОТам и огневым точкам немцев.
Так, гв. мл. лейтенант Колондадзе Григорий Григорьевич, командуя огневым взводом 76-ти мм орудий 23-го Гв. ВДП точным огнём уничтожил и рассеял до роты немецких автоматчиков, засевших в окопах на пути полка. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, он был награждён орденом Красной звезды. [6]
5-я батарея 2-го дивизиона 7-го Гв. ВД АП заняла закрытые огневые позиции в районе с. Омельник. Для ведения огня с закрытых позиций связь батареи с наблюдательным пунктом (НП) имеет первостепенное значение! Без этой связи орудия батареи не способны вести огонь. Командир отделения связи 7-го Гв. ВД АП гв. сержант Ляльков Алексей Степанович, под пулемётным и миномётным огнём противника поддерживал непрерывную связь стреляющей батареи и НП. Невзирая на опасность для жизни он неоднократно устранял повреждения на линии связи, чем обеспечил ведение эффективного огня батареи по позициям немцев, окопавшихся на высоте. По командам с НП точно наводил орудия в цель наводчик 5-й батареи 2-го дивизиона 7-го Гв. ВД АП гв. сержант Макаренко Василий Тимофеевич. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, эти бойцы 5-й батареи были награждёны медалями «За отвагу» [7]
В этом бою отличился и ещё один связист, но уже 3-го стрелкового батальона 28-го Гв. ВДП старшина роты связи гв. ст. сержант Тимофеев Василий Михайлович. Он обеспечил непрерывную телефонную связь подразделения с КП батальона и под сильным пулемётно-миномётным огнём немцев устранил 12 повреждений линии связи. Сержант Тимофеев В.М. Награждён медалью «За отвагу» [8]
Немцы попытались выбить наши части с захваченных позиций и предприняли контратаку со стороны с. Бордюги с применением танков дивизии СС «Мёртвая Голова» (SS-Panzer-Division «Totenkopf»). 1-й дивизион 7-го Гв. ВД АП принял удар танков на себя. Наводчику орудия гв. сержанту Аронину Липаду Фридмановичу удалось точным выстрелом своего орудия ЗиС-3 подбить вражеский танк Т-6. После этого немцы прекратили атаку и отошли на исходные позиции. За мужество и отвагу, проявленную при отражении танков противника гв. сержант Аронин Липад Фридманович был награждён орденом Красной звезды. [9]
К середине дня 28 сентября части дивизии вышли к перекрёстку луговых дорог у с. Бордюги, где встретили сильное огневое сопротивление немцев со стороны с. Дуки (ныне не существует) и с. Федоренки. Ломая сопротивление немцев 9-я Гв. ВДД сумела продвинуться на несколько километров и к исходу дня 28 сентября занять с. Дуки.
Бой за г. Кременчуг вступил в завершающую фазу. Утром 29 сентября части 5-й Гв. Армии и части 53-й Армии Степного фронта перешли в решительное наступление на Кременчуг на всех направлениях. После прорыва частями 1-го МК немецкой обороны на высотах с. Доновка (ныне Ракито-Доновка), стало понятно, что город Кременчуг немцам уже не удержать. Они начали отходить к Днепровским мостам и переправам и переправляться на правый берег реки.
Наше командование прекрасно понимало, что чем больше фашистов будет уничтожено на левом берегу Днепра, тем слабее будет их сопротивление на правом берегу реки, которую предстоит форсировать частям 5-й Гв. Арм. и 53-й Арм. Поэтому предпринимались все возможные меры для недопущения организованного отхода частей противника за Днепр.
Большое значение в создавшейся обстановке уделялось разведке. Нельзя было допустить выхода из боя частей противника и их эвакуации на другой берег Днепра.
Ещё 28 сентября группа разведчиков 23-го ВДП под командованием зам. ком. полка по строевой части гв. ст. лейтенанта Рогальского Виталия Владимировича скрытно переправилась через р. Псел за линией фронта противника. Разведчики вплотную подобрались к блиндажам немцев и стали наблюдать. Выяснив распорядок службы противника, с наступлением темноты разведчики атаковали один из блиндажей. В результате дерзкой атаки были захвачены в плен двое власовцев, ещё несколько было уничтожено. Пленные были доставлены командиру дивизии. За блестяще проведённую вылазку в тыл врага гв. ст. лейтенант Рогальский В.В. был награждён орденом Отечественной войны І степени. [10]
Утром 29 сентября группа разведчиков из 8-й отдельной развед роты, под командованием командира взвода пешей разведки 23-го Гв. ВДП гв. лейтенанта Москвича Григория Васильевича, переодевшись в немецкую форму и воспользовавшись туманом в районе х. Дзюбы незаметно пристроилась к большой группе немцев, примерно 40-45 человек, которая отходила в сторону Кременчуга. Сблизившись с замыкающим боевым охранением немецкой колонны, разведчики внезапно напали на немецких солдат. Командир группы гв. лейтенант Москвич Г.В. застрелил немецкого офицера и двух пехотинцев, ещё двух захватил в плен. Пленных повалили на дорогу и заткнули рты кляпом. Немецкая колонна, ничего не подозревая, продолжала движение. Когда дистанция увеличилась до 70-80 шагов, разведчики открыли по ним огонь из автоматов. Немцы в панике бросились бежать, чем и воспользовались наступающие бойцы-десантники 23-го Гв. ВДП. Хутор Дзюбы был захвачен без потерь с нашей стороны, а пленный немец вместе с документами доставлен командованию дивизии. Особо отличившиеся в этой вылазки разведчики командир отделения гв. рядовой Карельский Петр Семенович и гв. рядовой Романовский Александр Антонович, за захват ценного пленного они награждены орденами Красной звезды. [11] Командир группы гв. лейтенант Москвич Григорий Васильевич награждён орденом Красного знамени. [10]
Обнаружив отход немецких частей с занимаемых рубежей, части 9-й Гв. ВДД начали энергичное преследование отступающего противника.
Правофланговый 28-й Гв. ВДП вышел на рубеж х. Ярины – х. Слипцы и был остановлен сильным артиллерийско-миномётным огнём частей дивизии СС «Мёртвая голова». Левофланговый 23-й Гв. ВДП вышел на рубеж х. Дзюбы и, сбивая арьергарды противника, наступает в направлении х. Горпенки и переезда ж.д. в направлении Кременчуг - с. Потоки (Полтавское направление) Перед частями дивизии действует 204-й гренадёрский пехотный полк (гпп) 106-й пехотной дивизии (пд), приданный 320-й пд немцев.
К 17-ти часам полки 9-й Гв. ВДД вышли на рубежи:
28-й Гв. ВДП – восточная окраина с. Большая Кохновка;
23-й Гв. ВДП – преодолел урочище Кагамлыцкое, оседлал ж.д. Кременчуг - Полтава и ворвался в с. Крысы (ныне с. Сосновка);
26-й Гв. ВДП частью сил обошёл урочище Кагамлыцкое по восточному берегу и по песчаным дюнам продвигается в направлении Малая Кохновка – х. Хорожевка (ныне 3-й Занасып); [12]
В бою за с. Крысы второй раз за этот день отличился разведчик 23-го Гв. ВДП гв. лейтенант Москвич Григорий Васильевич. Продвигаясь с разведчиками впереди своего полка, он разведал обстановку в селе и силы противника. Немцы готовились сжечь село. Гв. лейтенант Москвич Г.В. доложил обстановку в селе командованию полка и принял решение немедленно атаковать немцев. К этому времени к селу подошла рота автоматчиков под командованием гв. лейтенанта Кравченко Федора Даниловича. В боевых порядках роты находился комсорг 23-го Гв. ВДП гв. ст. лейтенант Колташев Виктор Григорьевич. Быстро оценив обстановку, он первым поднялся в атаку и увлекая за собой бойцов роты с криком «Ура!» бросился на немцев. Его поддержали бойцы роты во главе со своим командиром. С криками «Ура!» они бросились вперёд. Немцы пришли в замешательство, а затем, побросав факела, бросились бежать. Часть немцев была уничтожена, двоих захватили в плен. Село немцам сжечь не удалось. За решительные действия в бою за село Крысы командиры 23-го Гв. ВДП ст. лейтенант Колташев Виктор Григорьевич и гв. лейтенант Кравченко Федор Данилович были награждены орденом Отечественной войны I ст. и медалью «За отвагу», соответственно. [13] [14]
Спустя 70-т лет мы обследовали поле боя между с. Крысы (ныне Сосновка) – с. Батраки (ныне с. Дзержинское) – с. Малая Кохновка – восточная окраина Б. Кохновки (ныне пос. Лашки). Эта местность представляет собой песчаные дюны. В настоящее время они засажены сосновыми насаждениями разного возраста. За прошедшее со врёмён войны время большие участки местности сильно изменились. Появилась новая ветка ж.д., Предгорочная и Сортировочная станции, из Крюкова был переведён Рельсосварочный поезд №11, построен завод железобетонных шпал, Городские очистные сооружения, парки сапёрного батальона… Таким образом, на огромной территории уже нет возможности провести поисковые работы. Поэтому вся картина боя не может быть восстановлена в полном объёме. Но большое число огневых точек противника удалось выявить, систематизировать, и с помощью GPS-навигатора нанести на карту. На этом поле боя было найдено более 2 500 артефактов боёв сентября 1941 года и сентября 1943 года. В основном, это немецкий настрел, как стрелкового, так и автоматического оружия (пулемётов MG-34 и MG-42), настрел советских ППШ и РПД, множество осколков мин и снарядов, множество пуль, почти исключительно от патронов Мосина.
Боевые действия здесь вели 23-й Гв. ВДП и один батальон 26-го Гв. ВДП против частей 320-й пехотной дивизии немцев. Карта боевых действий.
Из расположения нанесённых на карту огневых точек немцев видно, что сплошной линии обороны на этом участке не было. Немцы прикрывали немногочисленные дороги, которые вели к г. Кременчугу. По мере наступления наших частей, немцы отходили в сторону г. Кременчуга и днепровских переправ.
Обнаруженные по околице села Крысы огневые точки (ОТ) немцев прикрывали западный берег урочища Когамлык, которое представляло собой сильно заболоченную местность, шириной от 200-т до 100 м с топкими берегами. Через урочище имелись мосты: железнодорожный и небольшой деревянный мостик, ведущий от трассы Кременчуг – Полтава в с. Крысы.
Огневые точки представляли собой позиции пулемётов и стрелков (на карте отмечены цифрами «1, 2, 2а»). Эта линия немецкой обороны на карте условно обозначена «L-1». Среди домов северо-западное окраины села располагались позиции 105 мм батареи лёгких полевых гаубиц 10,5 cm leFH 18.
В общей сложности на этих огневых позициях было найдено свыше двухсот стреляных гильз. Особенно интенсивная стрельба велась с ОТ, расположенной на краю сельского кладбища, обозначенная на карте цифрой «2». Огневые точки, обозначенные на карте «4а и 4», вероятно, прикрывали отход немцев из с. Крысы на следующую линию обороны. С этих позиций стреляли немецкие пулемёты MG-42 и MG-34, соответственно.
Следующая линия немецкой обороны условно обозначена на карте «L-2». Эта линия обороны прикрывала узел дорог идущих из с. Крысы к х. Хорожевка и далее на Кременчуг. На высоких песчаных дюнах немцы установили несколько пулемётов MG, рядом располагались стрелковые ячейки. На этой линии обороны нами найдено более 700-т стреляных гильз. Немцы в основном стреляли с позиций, обозначенных на карте цифрами «6» и «7». Сколь долго немцы удерживали этот рубеж, определить не представляется возможным. Исходя из динамики боя 23-го Гв. ВДП вели бой около часа, а затем они отошли на следующий оборонительный рубеж, который тянулся от юго-восточной окраины с. Б. Кохновка (ныне п. Лашки), через песчаные дюны до западной окраины с. Батраки (ныне с. Дзержинское). На карте этот рубеж обороны обозначен «L-3, L-4, L-5».
Стреляные гильзы Маузер, найденные на огневых точках,
обозначенных на карте цифрами «7-а» (L-2) и «20» (L-4)

Рубеж по обеим сторонам ж.д. прикрывали огневые точки, которые находились на окраине самого с. Б. Кохновка (правая сторона ж.д.) и на песчаных холмах с левой стороны ж.д.. На карте эти огневые точки обозначены цифрами «8» и «8а». С этих огневых точек стрельбу вёл пулемёт MG-34 и группа стрелков. С правой стороны ж.д. немецкий настрел найден не был, и это понятно – огневые точки находились среди домов сельской окраины. Следует, так же заметить, что по этой местности пролегла нитка новой ж.д. Грунт для её отсыпки брался с прилегающей к ж.д. местности, поэтому немецкий настрел с ОТ если и был, то до нашего времени не сохранился. Зато на небольшой высотке мы обнаружили настрел наших ППШ.
Южнее ж.д. в районе высоты с отметкой 80,2 находился огневой рубеж, где было обнаружено наибольшее число огневых точек противника. Этот участок местности ещё до конца не обследован. Каждый новый выход в «поле» приносит дополнительные находки различных артефактов. В основном, это стрелянные немецкие гильзы. На сегодня число найденных на этом рубеже стреляных гильз превышает 1350 шт. В районе высоты с отметкой 80,2 на рубеже «L-4» установлено 14 огневых точек противника. Пока невозможно установить динамику боя в этом районе: меняли немцы позиции своих пулемётов, отходя понемногу в сторону х. Хорожевка или «стояли до последнего» и единовременно отошли отсюда к днепровским переправам, прикрываясь небольшими заслонами. Установить это могла бы экспертиза найденных на позициях гильз. Но, пока провести такую экспертизу не представляется возможным.
Анализируя места найденных артефактов, можно предположить, что бой у этой высоты переходил в фазу рукопашной схватки. Среди немецких гильз найдены гильзы ППШ и патронов Мосина (отмечены на карте красными кружками), были найдены компактно расположенные гильзы парабеллума (отмечены на карте синим кружком с жёлтой серединкой). Но самой большой загадкой являются компактно найденные гильзы пушки ШВАК. При стрельбе с самолёта, эти гильзы были бы разбросаны на большой площади, а они были найдены, практически, в одной точке. Следовательно, стрельба велась из наземной установки пушки ШВАК. Однако, ни каких упоминаний о такой установке в частях 9-й Гв. ВДД, мне найти не удалось.
гильзы 9x19 mm Parabellum Гильзы пушки ШВАК Гильзы пушки ШВАК
Стреляные гильзы 9x19 mm Parabellum,
найденные на огневой точке,
обозначенной на карте цифрами «10» (L-4)
Пули от патронов Мосина,
найденные в различных местах на поле боя, в основном на линиях,
обозначенных на карте «L-4, L-5»
Гильзы пушки ШВАК,
найденные среди немецких позициий у высоты 80,2,
вблизи огневой точки
обозначенной на карте цифрой «17» (L-4)

26-й Гв. ВДП находился в резерве командующего 9-й Гв. ВДД. Лишь один его батальон принимал участие в активных боевых действиях, обеспечивая левый фланг дивизии. Бойцы этого батальона обошли урочище Кагамлык по восточному берегу, обойдя с. Крысы с востока и продвигались по песчаным дюнам в направлении Малая Кохновка – х. Хоружевка. Немцы оставили здесь небольшие заслоны, окопавшись на вершинах песчаных дюн. Сбить их с позиций оказалось далеко не простым делом. С высоких дюн местность хорошо просматривалась и пулемётчик мог держать под прицелом обширный район.
Для борьбы с такими огневыми точками был организован отряд во главе с парторгом полка гв. капитаном Мишко Иван Макаровичем. Используя складки местности, группа гв. капитана Мишко скрытно подходила к вражеским огневым точкам и уничтожала их, открывая батальону путь до следующего рубежа. Действуя таким образом, группа гв. капитана Мишко уничтожила до 25-ти немцев, обеспечив выход батальона в район каменоломни (ныне Малокахновский карьер), а затем выход на берег р. Днепр в районе мостов через Днепр. За умелое руководство боевой группой и личное мужество в боях за г. Кременчуг, гв. капитан Мишко Иван Макарович награждён орденом Отечественной войны II ст. [25]
Батальон 26-го Гв. ВДП продвигался вдоль дороги х. Христичи (ныне с. Потоки) – с. Малая Кохновка. В полосе наступления стрелкового батальона 26-го Гв. ВДП, среди песчаных дюн, мы обнаружили две огневые точки, обозначенные на карте цифрами «3» и «3а», (рубеж «L-5»). Уцелевшие на этих позициях немецкие стрелки, спешно отошли к с. М. Кохновка. Поторапливаться их заставило то обстоятельство, что части 116-й СД 53-й Арм. выходили к с. М. Кохновка со стороны с. Батраки (ныне с. Дзержинское). Опасаясь быть отрезанными от основных сил 320-й ПД, немцы оставили этот участок обороны.

Вблизи восточной окраины с. М. Кохновка был найден настрел автомата ППШ. Бой в этом месте вели бойцы 116-й СД 53-й Армии. Эта точка на карте обозначена красным кружком и цифрой «22».
гильзы ППШ
Стреляные гильзы ППШ,
найденный на позициях автоматчиков 116-й СД.
Место находки на карте обозначено цифрой «22»

Дальнейший путь отхода немцев вдоль этой дороги, отследить не возможно. После войны на этом месте были построены городские очистные сооружения, пруды-отстойники, трубопроводы большого диаметра. Ни каких следов боевых действий обнаружить уже не представляется возможным.
Кроме этих находок, на поле боя в разных местах были найдены отдельно гильзы и пули крупнокалиберного авиационного пулемёта Browning M2. Очевидно, здесь вели огонь самолёты «Аэрокобра», которые Советский Союз получал по ленд-лизу из США. Всего было найдено четыре гильзы и три пули.
12,7x99 mm .50 BMG 12,7x99 mm .50 BMG Пули 12,7x99 mm .50 BMG Пули 12,7x99 mm .50 BMG

Макет массогабаритный патрона 12,7x99 mm .50 BMG
и гильза, найденные на месте боя в песчаных дюнах,
в районе с. Крысы – М. Кохновка – Б. Кохновка (Лашки)

Пули патрона 12,7x99 mm .50 BMG ,
найденные на месте боя в песчаных дюнах,
в районе с. Крысы – М. Кохновка – Б. Кохновка (Лашки)
Слева на право:1) бронебойно-зажигательная, 2) бронебойная, 3) бронебойная.

Таковы краткие итоги анализа найденных на поле боя артефактов.
К 19-ти часам 28-й Гв. ВДП вышел на северо-восточную окраину города Кременчуга, 23-й Гв. ВДП подошёл к х. Хоружевка (3-й Занасып). Здесь продвижение бойцов полка было остановлено немецкими пулемётчиками 320-й пд немцев. Командир отделения пешей разведки 23-го Гв. ВДП гв. сержант Молодцов Ефим Владимирович, подобрался к пулемётчикам на близкое расстояние и внезапно открыл по ним огонь из своего автомата. Один немец был убит, другой захвачен в плен. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, гв. сержант Молодцов Ефим Владимирович награждён медалью «За отвагу». [15] Передовой батальон полка захватил х. Хоружевка и продвигаясь вдоль линии ж.д. Кременчуг – Полтава, вышел на восточную окраину г. Кременчуга.
26-й Гв. ВДП передовыми частями вышел к Малокохновскому карьеру и продолжил движение к Днепровским переправам. [16]
В городе начались уличные бои. Немцы оказывали ожесточённое сопротивление, цепляясь за каждый дом. Часто бои переходили в рукопашные схватки. Части 9-й Гв. ВДД медленно продвигались к Днепру, очищая от противника развалины домов, ибо, уходя немцы взорвали город. Уцелевших домов, практически, не было.
К 3-м часам утра части 26-го Гв. ВДП вышли к мостам через Днепр, которые немцы к этому времени уже подорвали.
23-й Гв. ВДП вышел к Днепру у Крюковского моста и район развалин бывших лесопильных заводов, а 28-й Гв. ВДП ещё до 4-х утра 30 сентября подавлял сопротивление мелких немецких групп и вышел к берегу Днепра в районе пристани.
В уличных боях за Кременчуг отличились многие бойцы и командиры 9-й Гв. ВДД. Нет возможности в краткой статье перечислить все подвиги бойцов и командиров 9-й Полтавской гвардейской воздушно-десантной дивизии. Остановлюсь, лишь, на некоторых примерах подвигов, совершённых в боях за освобождение  Кременчуга.
23-й Гв. ВДП наступал по обе стороны ж.д. Кременчуг-Полтава. Вот описание некоторых подвигов бойцов и командиров этого полка в боях за г. Кременчуг.
В развалинах, прилегающих к ж.д. улиц немцы организовали множество огневых точек, блокирующих продвижение наших бойцов. Для их ликвидации командир 1-го батальона гв. капитан Полников Александр Михайлович и старший адъютант батальона гв. ст. лейтенант Невмержицкий Илья Михайлович создали из числа бойцов батальона небольшие штурмовые группы и сами лично возглавили их. Группы подбирались к огневым точкам немцев , забрасывали их гранатами и добивали с помощью автоматов и ручных пулемётов РПД. За чёткое выполнение боевого приказа и умение руководить вверенными бойцами, проявленные при этом мужество и героизм, гв. капитан Полников Александр Михайлович и гв. ст. лейтенант Невмержицкий Илья Михайлович награждёны орденами Красного знам. [17]
Командир отделения станковых пулемётов 1-го батальона гв. сержант Соловьев Сергей Иванович, шел в первой цепи атакующих с левой стороны ж.д. На окраине Кременчуга интенсивная стрельба легкого немецкого миномёта прижала наступающие цепи батальона к земле. Гв. сержант Соловьёв, высмотрел, откуда бьёт миномёт, выдвинулся со своим пулемётом на удобную позицию во фланг немецкой огневой точке, и меткой очередью уничтожил миномётную прислугу. Затем уничтожил две другие огневые точки немцев. Сопровождая в дальнейшем атаку десантников в числе первых, вышел к ж.д. мосту через р. Днепр. Награждён орденом Красное знамя. [17]
Справа от ж.д. в цепях наступающей пехоты продвигался командир взвода 82-х мм миномётов гв. мл. лейтенант Чекин Владимир Дмитриевич. Умело корректируя огонь взвода, он подавил 7 огневых точек противника, уничтожил прислугу 2-х лёгких немецких миномётов и уничтожил не менее 10 гитлеровцев, чем обеспечил продвижение батальона вдоль правой стороны ж.д. Награждён орденом Красное знамя. [17]
Первый помощник начальника штаба полка гв. ст. лейтенант Шилов Александр Николаевич с бойцами 2-го батальона вышел в район свинарника (бойни) на окраине Кременчуга с левой стороны ж.д. Используя кирпичные строения, взвод автоматчиков из 320-й пд немцев, организовал в этом месте опорный пункт и сдерживал дальнейшее продвижение батальона. Гв. ст. лейтенант Шилов с группой бойцов подобрался вплотную к немецким позициям и забросал их гранатами. 11 немцев было уничтожено. Остальные, оставив свои позиции, бросились наутёк к Днепровским переправам. В результате батальон продолжил преследование врага и вскоре вышел к берегу р. Днепр. Гв. ст. лейтенант Шилов А.Н. награждён орденом Красного знамени. [17]
Командир пулемётного взвода 1-го батальона гв. мл. лейтенант Щекин Леонид Артемьевич, в боевых порядках наступающей пехоты продвигался по правой стороне ж.д., поддерживая огнём станкового пулемёта продвижение бойцов батальона к ст. Кременчуг. На станции огонь немецкого пулемёта заставил бойцов залечь. Гв. мл. лейтенант Щекин ползком подобрался к стреляющему немецкому пулемёту и броском двух гранат Ф-1 уничтожил огневую точку противника. После этого батальон без потерь вышел к ж.д. мосту через р. Днепр, полностью выполнив боевую задачу. Гв. мл. лейтенант Щекин Л.А. награждён орденом Красное знамя. [17]
Наводчик миномёта 1-го батальона гв. рядовой Левкин Яков Яковлевич, будучи посланный в качестве посыльного в стрелковую роту с приказанием командира батальона, передав приказ, оказался в расположении одного из взводов этой роты. В это время командир взвода получил ранение и выбыл из строя. Гв. рядовой Левкин Я.Я. принял командование взводом на себя и увлекая за собой бойцов, с криком «Ура!» бросился на засевших слева от ж.д. в развалинах домов немцев. Бойцы взвода, воодушевлённые личным примером гв. рядового Левкина, устремились вперёд и выбили немцев с занимаемых позиций. В дальнейшем это позволило батальону быстро продвинуться вперёд. Гв. рядовой Левкин Яков Яковлевич награждён орденом Красная звезда. [18]
Всего на бойцов и командиров 23-го Гв. ВДП 9-й Гв ВДД в архиве ЦАМО было найдено 22 наградных листа. На награждение орденом:
Отечественной войны І ст. – 4;
Отечественной войны ІІ ст. – 1;
Красного знамени – 7;
Красной звезды – 9;
Медалью «За отвагу» - 3.
Так же героически сражались за освобождение г. Кременчуга бойцы и командиры 28-го Гв. ВДП. 28 Гв. ВДП действовал на правом фланге наступления 9-й Гв. ВДД. К 17-ти часам полк вышел на восточную окраину села Большая Кохновка. Немцы создали на околице села сильный опорный пункт. Оборонялись здесь части 320 пд. На небольшой высотке на северо-восточной окраине Б. Кохновки немцы установили пулемёт, огонь которого не давал возможности поднять головы наступающим бойцам 3-го батальона. Два командира взвода 82-х мм миномётов 3-го батальона гв. лейтенант Матвеев Федор Васильевич и гв. мл. лейтенант Тищенко Михаил Кузьмич выдвинули расчёты своих миномётов на удобную позицию и открыли по пулемёту беглый огонь. В результате слаженных действий расчётов немецкая пулемётная точка была уничтожена. Это открыло дорогу наступающему батальону и позволило быстро захватить восточную часть Б. Кохновки. Командиры взводов гв. лейтенант Матвеев Федор Васильевич и гв. мл. лейтенант Тищенко Михаил Кузьмич были награждены орденами Красной звезды. [19][20]. Командир миномёта гв. мл. сержант Гаврилов Виктор Иванович, награждён медалью «За боевые заслуги». [21] Подносчик мин гв. рядовой Алания Алексей Герасимович, который невзирая на сильный огонь немецкого пулемёта подносил на позиции миномётчиков мины, так же был награждён орденом Красной звезды. [19] Другой подносчик мин гв. рядовой Бесчастный Иосиф Трофимович, был награждён медалью «За боевые заслуги». [21] А повозочный гв. рядовой Ковтун Михаил Кузьмич, который под сильным огнём немецкого пулемёта, сумел доставить мины на позиции, награждён медалью «За отвагу». [21]
На другой высоте немцы оборудовали огневую позицию для станкового и ручного пулемётов. Огневую точку на этой «Безымянной» высоте уничтожили бойцы под командованием командира взвода 3-го батальона гв. лейтенанта Комарицкого Николая Семеновича. Боец его взвода командир отделения гв. рядовой Никитин Владимир Николаевич, решительным броском подобрался к немецким позициям и забросал их гранатами. Подоспевшие бойцы его отделения довершили разгром огневой точки противника. Было уничтожено 6 гитлеровцев, захвачены станковый и ручной пулемёты MG. За умелое руководство взводом в бою за эту высоту гв. лейтенант Комарицкий Николай Семенович награждён медалью «За отвагу», а командир отделения гв. рядовой Никитин Владимир Николаевич орденом Красной звезды. [22]
Выбив части 320-й пд немцев из с. Большая Кохновка части 28-го Гв. ВДП завязали уличные бои на окраине Кременчуга. Здесь немцы густо минировали улицы, идущие к центру города. Командир отделения сапёров гв. сержант Долидзе Галактион Виссарионович, с бойцами своего взвода бесстрашно проделывал проходы в минных заграждениях. Под огнём немецких пулемётов и автоматов они сняли десятки немецких мин, обеспечив тем самым безопасный проход бойцов и артиллерии 28-го Гв. ВДП через развалины улиц Кременчуга до самого берега р. Днепр. За мужество и героизм, проявленные при разминировании Кременчуга гв. сержант Долидзе Галактион Виссарионович награждён орденом Красной звезды [23], а боец его отделения гв. рядовой Дубиков Сергей Тимофеевич награждён медалью «За отвагу». [24]
Следом за сапёрами продвигались бойцы 1-го батальона, очищая от гитлеровцев развалины домов. Особо отличились в этом бою бойцы, где командиром взвода был гв. мл. лейтенант Илясов Алексей Иванович. На счету его взвода четыре уничтоженные огневые точки противника и десятки немецких солдат. Командир взвода гв. мл. лейтенант Илясов Алексей Иванович за умелое руководство взводом, смелость и решительность в бою, награждён орденом Красной звезды. [23]
Всего на бойцов и командиров 28-го Гв. ВДП 9-й Гв ВДД в архиве ЦАМО было найдено 35 наградных листов. На награждение орденом:
Отечественной войны І ст. – 1;
Отечественной войны ІІ ст. – 1;
Красной звезды – 6;
Медалью «За отвагу» - 17;
Медалью «За боевые заслуги» - 11.

На бойцов и командиров 26-го Гв. ВДП 9-й Гв ВДД в архиве ЦАМО было найдено 8 наградных листов. На награждение орденом:
Отечественной войны ІІ ст. – 3;
Красного знамени – 1;
Красной звезды – 2;
Медалью «За отвагу» - 1;
Медалью «За боевые заслуги» - 1.

За отличие в боях за г. Кременчуг личное мужество и храбрость орденами и медали были награждены 10 артиллеристов 7-го Гв. ВД АП: двое были удостоены ордена Красная звезда, шесть человек были награждены медалями «За отвагу» и двое награждены медалями «За боевые заслуги».

Не были забыты и заслуги 10-го гвардейского отдельного воздушно-десантного истребительно-противотанкового дивизиона. 7 его бойцов и командиров награждены орденами и медалями за бои по освобождению г. Кременчуга.
Орденом Отечественной войны І ст. – 1;
Орденом Отечественной войны ІІ ст. – 3;
Орденом Красной звезды – 2;
Медалью «За боевые заслуги» - 1.
Всего в архиве ЦАМО найдено наградных документов на 97 бойцов и командиров 9-й Гв. ВДД. (Список-1)

В боях за г. Кременчуг 29-30 сентября 9-я Гв. ВДД, согласно оперативной сводке № 44 потеряла: 11 человек убитыми, 55 человек ранеными и один человек пропал без вести. [26] В целом, эти цифры, совпадают с данными безвозвратных потерь 9-й Гв. ВДД из архива ЦАМО, но полного совпадения нет.

В списке погибших из этого архива за 29-30 сентября - 10 бойцов и командиров 9-й Гв. ВДД. Заряжающий 45 мм орудия гв. рядовой Останин Алексей Иванович из 10-го гвардейского отдельного истребительно-противотанкового дивизиона, по документам ЦАМО, числится убитым 30 октября 1943 года и похороненным на территории пристани Кременчуга. Но 30 октября 9-я Гв. ВДД сражалась на правом берегу Днепра за десятки километров от Кременчуга в районе Мишурин Рог, и он не мог быть похороненным в Кременчуге! Очевидно, здесь ошибочно записана дата гибели. В этом районе города дивизион действовал 30 сентября, а в донесении по ошибке записали месяц октябрь! Впоследствии, 16.07.1948 года он был перезахоронен в братскую могилу Реевского кладбища, как безымянный солдат. [27]
С учётом этой ошибки общая цифра погибших – 11 человек, и это соответствует данным в оперативной сводке № 44.
В документах есть расхождение с пропавшими без вести. Пропавших без вести, в донесениях о безвозвратных потерях 9-й Гв. ВДД за 29-30 сентября нет, а в оперативной сводке № 44 есть. В архиве ЦАМО удалось найти документ, который даёт ответ на этот вопрос. В донесении похоронной команды 375-й СД есть сведения о захоронении на кладбище Чередники бойца 28-го Гв. ВДП 9-й Гв. ВДД гв. рядового Клещева Алексея Григорьевича. [28] Вероятно, он и есть тот солдат останки, которого не были найдены. Поэтому он был занесён в сводку, как пропавшим без вести, а в список о безвозвратных потерях включён не был. Останки бойцов, похороненных на Чередницком кладбище (ул. Колхозная), в том числе и гв. рядового Клещева А.Г., были перезахоронены в братскую могилу Реевского кладбища Кременчуга.
С учётом этого обстоятельства, потери 9-й Гв. ВДД за 29-30 сентября, полностью соответствуют потерям, указанным в оперативной сводке, но одно расхождение, всё же, остаётся.
Как я уже упоминал выше, гв. рядовой 23-го Гв. ВДП Шабалкин Виктор Павлович, погиб и был похоронен у переезда через ж.д. Кременчуг – Полтава. Дата его гибели 27 сентября, явно, записана ошибочно![2] Бой на переезде был 29 сентября. Нельзя сказать однозначно, что в этой записи не соответствует действительности: дата гибели или место захоронения. Скорее первое, ведь, именно 23-й Гв. ВДП вел бой за этот переезд. Если гибель этого солдата отнести к дате 29 сентября, то потери 9-й Гв. ВДД за период 29-30 сентября составит 12 человек погибшими и один боец пропал без вести.
И ещё одна ошибка имеет место быть в отношении одного из бойцов 23-го Гв. ВДП, погибших у с. Малая Кохновка. Речь идёт о гв. рядовом Баландине Василии Григорьевиче. Согласно документам ЦАМО, он погиб 20.08.43г. Числится похороненным в братской могиле п. Ольшаны Дергачевского р-на Харьковской обл. [29] Но это не помешало ему подорваться на мине 29 сентября под Кременчугом в районе с. Малая Кохновка. [30] Очевидно, что в первичном донесении ЦАМО была допущена ошибка. Место его захоронения не установлено. На мемориальных плитах братских могил Кременчуга и окрестностей, его фамилии не значится.

Братская могила № 2 реевского кладбища Кременчуга
Братская могила № 2 Реевского кладбища

Восемь погибших 29-30 сентября бойцов 28-го Гв. ВДД, записаны убитыми и похороненными «г. Кременчуг. 300 м. восточнее». Но за этот период времени полк прошёл расстояние от х. Дзюбы (ныне с. Ракитное) до берега р. Днепр - примерно 20 км! Неудивительно, что столь «точная» привязка места гибели бойцов к местности, привела к тому, что реальное место их захоронения установить невозможно, а на братской могиле № 2 Реевского кладбища их фамилии, просто, увековечены. Из всех перечисленных ниже бойцов, о реальном месте захоронения можно говорить, лишь о гв. ст. сержанте Удовик Николае Леонтьевиче. По документам ЦАМО он умер от ран и первоначально был похоронен по ул. Ленина-16. Из документов Кременчугского краеведческого музея явствует, что из могилы по этому адресу 18.07.1948 года в братскую могилу Реевского кладбища был перенесён прах неизвестного солдата. К этому времени могила уже стала безымянной. [27] Таким образом, с большой долей вероятности, можно утверждать, что гв. ст. сержант Удовик Н.Л. был перезахоронен в братскую могилу № 2 Реевского кладбища Кременчуга.
Ещё одна проблема возникла с донесением о безвозвратных потерях в отношении гв. мл. лейтенанта Зайцева Александра Васильевича, командира пулемётного взвода 28-го Гв. ВДП. [31] В донесении, явно, указана ошибочная дата гибели – 31 сентября. Какое реальное число имелось ввиду? Вопрос становиться не разрешимым, поскольку не указано и место гибели. Его фамилия занесена на мемориальные плиты братской могилы № 2 Реевского кладбища. Но где он реально похоронен, выяснить не удаётся.


Список бойцов и командиров 9-й Гв. ВДД
погибших в боях за г. Кременчуг 29-30 сентября 1943 года.


Гв. рядовые:
Баландин Василий Григорьевич, 26-й Гв. ВДП; [30]
Гусев Георгий Николаевич, 26-й Гв. ВДП; [30]
Клещев Алексей Григорьевич, 28-й Гв. ВДП (пропал без вести); [28]
Лысак Павел Степанович, 28-й Гв. ВДП; [1]
Останин Алексей Иванович, 10 Гв. От. ВД ИПТДив.; [32]
Сукасян Артакович, 28-й Гв. ВДП; [1]
Сучков Иван Андреевич, 28-й Гв. ВДП; [1]
Ткаченко Михаил Тихонович, 28-й Гв. ВДП; [1]
Шабалкин Виктор Павлович, 23-й Гв. ВДП; (Записан погибшим 27 сентября) [2]
Гв. мл. сержант Султанов Сарлымбек, 28 Гв. ВДП; [1]
Гв. сержант Конышев Иван Васильевич, 10-й Гв. От. СБт. [33]
Гв. ст. сержант Удовик Николай Леонтьевич, 10 Гв. ВД Сап. Бт.; [34]
Гв. ст. сержант Худайбердин Сафиулла, 28 Гв. ВДП; [1]

К утру 30 сентября 9-я Гв. ВДД закончила бои за г. Кременчуг. Полки дивизии вышли к р. Днепр на южной стороне города и заняли оборонительные позиции:
23-й Гв. ВДП – у ж.д. моста ниже по течению;
28-й Гв. ВДП – у ж.д. моста выше по течению;
26-й Гв. ВДП – во втором эшелоне дивизии – за боевыми порядками 23-го Гв. ВДП.
К 14-ти часам командир дивизии Сазонов Александр Михайлович, и начальник штаба гв. подполковник Горячев Алексей Яковлевич были вызваны в штаб 33-го Гв. СК для получения новой задачи.
Дивизии предписывалось снять с позиций в Кременчуге 23-й и 28-й Гв. воздушно-десантные полки, перебросить их в район х. Мудровка - с. Пухальщина и начать подготовку к форсированию р. Днепр. 26-й Гв. ВДП остаётся в городе и прикрывает берег р. Днепр: 3-й батальон у ж.д. моста ниже по течению, 2-й батальон у ж.д. моста выше по течению, 1-й батальон занимает позиции у пристани.

Схема расположения стрелковых батальонов 26 Гв. ВДП
Архив ЦАМО, Фонд 6971, Опись 204697, Дело 1


26-й Гв. ВДП должен подготовить отряд для захвата в ночь на 2 октября о. Дымкин (в народе о. Дынька), который расположен напротив пристани.
В ночь на 2 октября группа десантников отплыла к острову Дымкин. Однако, при приближении к острову десантников встретил яростный огонь немцев, оборонявших остров. Стреляли два пулемёта MG, легкая полевая 75 мм пушка и два десятка стрелков и автоматчиков. Высадится на остров бойцы 26-го Гв. ВДП не смогли и вынуждены были вернуться. Во время этой операции два бойца получили ранение. [35]

Братская могила в парке МЮДа

2 октября 23-й Гв. ВДП занимает позицию у х. Мудровка, 28-й Гв. ВДП обороняет с. Пухальщина. Оба полка подтягивают тылы и готовятся к форсированию р. Днепр в качестве второго эшелона вслед за передовыми частями корпуса – 6-й Гв. ВДД и 95-й Гв. СД.
От вражеского артиллерийского огня, 2 октября 1943 года погиб орудийный номер 7 гв. ВД АП гв. рядовой Кондрашев Николай Антонович. Правда, в донесении о потерях дата гибели записана 03.10.43г. [36] Он был похоронен в парке МЮДа. В последствии перезахоронен в братскую могилу в этом парке. Ещё 15-ть бойцов 9-й Гв. ВДД получили ранения.
5 октября 23-й Гв. ВДП выдвинулся на берег р. Днепр в районе Кривуши - Самусиевка и занял позиции у детдома. Следы окопов и стрелковых ячеек в этом месте сохранились до сегодняшнего дня. А самого детдома давно нет, осталась только груда развалин и большая яма. 5 октября дивизия получила пополнение в количестве 297 человек.
Прибывшее пополнение распределили следующим образом:
23-й Гв. ВДП – 94 человека для формирования 3-го батальона;
26-й Гв. ВДП – 76 человек;
28-й Гв. ВДП – 116 человек;
В разведроту направлены 4 человека и в роту связи 7 человек.
Из пополнения в полках формируются отдельные батальоны, на треть состоящие из старослужащих бойцов. Вводить пополнение в бой до завершения подготовки и сколачивания подразделений не планируется. [37]
За 4-5 октября были убиты два бойца из 26-го Гв. ВДП. Это гв. рядовые Попов Иван Алексеевич и Пянков Николай Иванович. [30] Их фамилии увековечены на мемориальных плитах братской могилы № 2 Реевского кладбища, но точное место захоронения не установлено
Для проведения разведки боем в ночь с 7 на 8 октября от 23-го Гв. ВДП готовится группа из 30 человек с двумя станковыми пулемётами.
Отряд разведчиков 23-го Гв. ВДП не смог высадится на правом берегу. На подходе к берегу, он был встречен сильным огнём противника и вынужден был повернуть назад. На безымянном острове разведчики подобрали раненого бойца из 95-й Гв. СД.
8 октября 9-я Гв. ВДД получает приказ сдать свои позиции частям 5-й Гв. ВДД и двигаться в новый район сосредоточения Мотрино – Озёра. Дивизии предписано в 19-00 9 октября 1943 года начать движение по маршруту: Кременчуг – М. Кохновка – Батраки – переправа через р. Псел – Ерестовка – Комендантовка – Добиновка – Порубай. [38]
Вечером 9 октября части 9-й Гв. ВДД покинули Кременчуг.
Переправившись через Днепр по понтонному мосту в районе о. Молдован, 9-я Гв. ВДД продолжила бои на правобережье в районе с. Куцеволовка – Ясиноватка – Хвастовка – Устимовка.

А в освобождённом Кременчуге развернулись госпиталя… Сюда с днепровских плацдармов привозили сотни раненых бойцов со всего 2-го Украинского фронта, в том числе и бойцов 9-й Гв. ВДД. После излечения они возвращались в свои подразделения, но медикам не всех удавалось спасти. К сожалению, некоторые бойцы умирали от тяжёлых болезней и ранений. Хоронили их сначала в Кременчуге, а после освобождения правобережной части города – Крюкова, на крюковском кладбище.
В 315 военном госпитале (ВГ) умер от ран 30.04.44г. гв. рядовой Губенко Андрей Яковлевич, из 26 Гв. ВДП и 07.03.44г. умер Трикутько Иван Иванович. [39]  Первоначально они были похоронены на военном кладбище на территории Деревообрабатывающего комбината (ДОК). 21-22 апреля 1951 года они были перезахоронены в братскую могилу Реевского кладбища (ныне братская могила № 2). Гв. рядовой Губенко А.Я. на мемориальных плитах братской могилы № 2 записан с ошибкой в имени -  «Губенко Н.»  В одном из документов ЦАМО отмечено, что Трикутько И.И. забран для захоронения родными [40], но в документах 315 ВГ такой пометки нет. А в акте о перезахоронении в братскую могилу Реевского кладбища его фамилия указана в списке перезахороненных (могила № 31). [41]

Братская могила на
Костромском кладбище Крюкова
В госпитале 1189 ЭГ умер от ран гв. рядовой Груздев Николай Осипович, 23 Гв. ВДП. Был похоронен на кладбище 1-й городской больницы. Впоследствии перезахоронен в братскую могилу № 1 Реевского кладбища. [42] 
На правобережье в Крюковских госпиталях от ран умерли:
В госпитале 1036 ЭГ -  гв. рядовой Гусарь Пантелей Иванович, 23 Гв. ВДП. Из документов ЦАМО явствует, что он был передан для захоронения его жене и похоронен в Онуфриевке, откуда он родом. Его имя ошибочно занесено на мемориальные плиты братской могилы Костромского кладбища.[43]  
В госпитале 3659 ЭГ - гв. сержант Посысаев Александр Иванович, 26 Гв. ВДП. [44]
В госпитале 1441 ЭГ - гв. рядовые Зарабьян Халат, 23 Гв. ВДП и Ковалёв Валентин Павлович. [45]
В госпитале 1569 ЭГ - гв. рядовой Пчелинцев Фёдор Григорьевич, 23 Гв. ВДП. [46]
Все они похоронены в братской могиле Костромского кладбища Крюкова.

В хирургическом госпитале 4197 ХППГ в с. Говтва умер от ран гв. рядовой Грошков Владимир Дементьевич, 26 Гв. ВДП. [47] Похоронен в братской могиле с. Говтва.
Всего по документам ЦАМО установлены фамилии 36 бойцов и командиров 9-й Гв. ВДД погибших в боях или умерших от ран в районе г. Кременчуга.
(Список-2)

В дальнейшем 9-я Гв. ВДД прошла славный боевой путь. Она принимала участие в Кировоградской, Уманско-Ботошанской, Львовско-Сандомирской, Сандомирско-Силезской, Нижне-Силезской и Верхне-Силезской наступательной операциях. Отличилась при штурме Берлина и освобождении Праги.

- Вечная слава живым и павшим в боях, героям 9-й гвардейской Кременчугской воздушно-десантной дивизии
отстоявшим свободу и независимость нашей Родины!

ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

1. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 852 Л. 17
2. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.- Д. 1081, Л. 03
3. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 2704, Л. 37
4. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 11458.- Д. 65, Л. 20
5. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 852 Л. 13
6. ЦАМО.-Ф-33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 2704, Л. 09
7. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 717037.- Ед. Хр. 48, Л. 02, 03.
8. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 717037.- Ед. Хр. 152, Л. 03.
9. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 3347, Л. 04
10. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 4010, Л. 55, 123
11. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 2704, Л. 11, 17
12. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 3, Док. 203 (Боевое донесение № 203)
13. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 2935, Л. 07
14. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 2704, Л. 25
15. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3664, Л. 61
16. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 3, Док. 42 (Оперативная сводка № 42)
17. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 4010, Л. 59, 71, 75, 77, 81, 119
18. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3664, Л. 19
19. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 690155.- Ед. Хр. 1885, Л. 03, 17
20. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 3329, Л. 02
21. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 717037.- Ед. Хр. 155, Л. 02, 03, 03г
22. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 690155.- Ед. Хр. 640, Л. 11, 21
23. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 3347, Л. 09, 14
24. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 717037.- Ед. Хр. 155, Л. 01
25. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Ед. Хр. 4010, Л. 121, 123
26. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 3, Док. 44 (Оперативная сводка № 44)
27. Крем. Кр. Музей Дело. 46 Л. 82
28. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 1009 Л. 07
29. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18002.-Д. 308 Л. 06
30. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 852 Л. 07
31. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 11458.- Д. 141, Л. 05
32. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 1001 Л. 10
33. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18004.-Д. 1068 Л. 04
34. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 852 Л. 16
35. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 4, Док. 206 (Боевое донесение № 0206)
36. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 852 Л. 13
37. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 3, Док. 50 (Оперативная сводка № 50)
38. ЦАМО.-Ф. 900,- Оп. 1.- Д. 1, Док. 42 (Боевое распоряжение № 42)
39. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. A-83627.-Д. 1015 Л. 09, 43
40. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18002.-Д. 342 Л. 30
41. Крем. Кр. Музей Дело. 46 Л. 75
42. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. A-83627.-Д. 2792 Л. 06
43. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. A-83627.-Д. 2481 Л. 11
44. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18002.-Д. 405 Л. 45
45. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. A-83627.-Д. 2962 Л. 13, 15
46. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18002.-Д. 256 Л. 13
47. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д. 956 Л. 25

ИСХОДНАЯ

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!

Рейтинг@Mail.ru