Герб Кременчуга

КРЕМЕНЧУГ

Флаг Кременчуга

Памятник лётчику Виноградову в Деевском лесу.

(История памятников, история поисков)

Памятник на могиле лётчика Виноградова Н.Г.Впервые я попал на могилу лётчика Виноградова в начале 60-х, когда с пацанами "бастовали" школьные уроки. Тогда она выглядела скромным, заросшим травой холмиком, с крестом в головах, сваренным из железных труб. На могильном холмике, сквозь траву, голубели ирисы, высаженные по старой сельской кладбищенской традиции. О лётчике в те времена я знал только то, что погиб он в 41-м году. Его самолёт был подбит над Кременчугом и упал сюда, в Деевский лес. Местные жители рассказали, что видели как в Деевский лес падал горящий самолёт. Первыми к самолёту приехали немцы. Место падения было оцеплено, и только на третий день, когда немцы уехали, жители с окраины Крюкова смогли похоронить лётчика здесь же, рядом с местом падения самолёта. Крупные фрагменты самолёта, очевидно, вывезли немцы. В начале 60-х я помню лишь небольшие, уже сильно ржавые "железки", не представляющие для нас, пацанов, никакого интереса. К 20-летию Победы вместо креста установили железобетонную плиту со звездой вверху. На плите надпись: "Здесь похоронен лётчик Виноградов Николай Корнеевич. 1914-1941". Вокруг памятника поставили скромную железную оградку. Малоприметная тропинка к одинокой могиле со временем превратилась в лесную дорогу... Этот памятник простоял на могиле около 10 лет. 

К 30-летию Победы был сооружён новый памятник из мраморной крошки. Памятник на могиле лётчика Виноградова Н.Г.В памятник была вмонтирована чугунная плита с надписью, повторяющей надпись предыдущего памятника. Была заменена и оградка на более "художественную". Могила лётчика не была заброшена. Сюда часто приходили школьники из школ города, за могилой ухаживали, регулярно подкрашивалась оградка, столик, лавочки, "серебрянной" краской подводились буквы на чугунной плите. Размываемая талыми водами и дождями лесная дорога Памятник на могиле лётчика Виноградова Н.Г.подправлялась и выравнивалась. Накануне 60-й годовщины Победы в Отечественной войне, местные национал-фашисты отбили и вывезли в неизвестном направлении верхнюю часть памятника с чугунной плитой. В этот же день была сбита и табличка с памятника ополченцам на Острой могиле. Преступление так и не было раскрыто, да и при нынешней власти никто особо и не старался его раскрыть. Стараниями патриотов города памятник скоро восстановили. На прежнем постаменте установили новую плиту из черного полированного камня габбро. Надпись на плите не изменилась, осталась всё той же: "... лётчик Виноградов Николай Корнеевич..."

Все эти годы разные люди пытались выяснить обстоятельства гибели лётчика, но сведений было очень мало. Никто толком даже не знал тип самолёта, на котором он летал. Я предполагал, что это был истребитель И-16 (самолёт был одноместным), расспросы местных жителей сводились к простому "самолёт", в нашем краеведческом музее ничего конкретного также сообщить не могли. Неизвестно было, откуда он был родом, как оказался над Кременчугом, только фамилия, имя и отчество, год рождения – они были установлены по сохранившимся остаткам документов, да и то со слов местного жителя Г. Черноотченко. Но нашлись в нашем городе люди, которые спустя полстолетия смогли раскрыть загадку погибшего лётчика. Чтобы не пересказывать эту историю, приведу рассказ "из первых рук" – с любезного разрешения автора  А.Н. Бышенко, ставшего душой и двигателем поисковой работы, – опубликованный в материалах региональной научно-практической конференции: "Великая Отечественная война в истории украинского народа."


ЗАГАДКА ЛЕТЧИКОВ ВИНОГРАДОВА И ЕВСЕЕВА РАСКРЫТА

В 2008 г исполнилось 67 лет с начала Великой Отечественной войны, которая принесла стране колоссальную разруху, а нашему народу неимоверные страдания и грандиозные человеческие потери. Потери, которые до настоящего времени не удалось сосчитать с точностью хотя бы до миллиона человек (цифры колеблются, с учетом гражданского населения, от 20 до 43,4 млн. человек). Немалую долю в этих потерях занимают категории не вернувшихся из боевых вылетов и без вести пропавших летчиков.
Хронология поиска

Тема летчика Виноградова, сбитого в районе Крюкова (правобережная часть г. Кременчуга Полтавской области) над Деевским лесом в 1941 г. и похороненного там же местными жителями, периодически появляется на страницах местных газет на протяжении последних лет сорока. Большей частью поводом для публикаций были факты неоднократного разрушения надгробного памятника неустановленными вандалами, да еще отчеты о работе по уходу за могилой местного пионерского военно-патриотического клуба. Вместе с тем достоверно установить его историю и судьбу, как и принадлежность к какому-либо авиационному подразделению, до сих пор не удавалось никому, хотя с того времени прошло уже 67 лет. Так получилось, что изъятые в 1941 г. жителем Крюкова Григорием Черноотченко обгоревшие, но сохранившиеся документы летчика и часть письма от родственников или жены потерялись в послевоенное время, переходя из рук в руки. Все, чем располагали исследователи, – это ничем не подтвержденные фамилия, имя, отчество летчика и год рождения без числа и месяца.
Никаких положительных результатов не дал запрос краеведческого музея в центральный архив министерства обороны РФ. Не смогли ничего прояснить и члены городского детского поискового клуба, занимавшиеся этой темой в 70-х – 80-х гг. Ушли уже в мир иной, так и не оставив никаких письменных свидетельств по этой теме, и свидетели последнего боя летчика Виноградова, похоронившие его на следующую ночь недалеко от места падения самолета. С годами история обросла массой устных и опубликованных домыслов и предположений, что очень исказило первоначальную информацию очевидцев, особенно в отношении даты события, т.к. публикации по этой теме, со ссылками на устные свидетельства очевидцев, однозначно указывали на октябрь 1941 г.
Более 5 лет поисковой работой по истории летчика Виноградова занимается и общественная организация «Кременчугский музей истории авиации и космонавтики». К большому сожалению, темой боевой деятельности авиации в районе Кременчуга в 1941 и 1943 годах никто и никогда в городе не занимался и никаких исследований, в том числе архивных, не проводил. К началу исследований отсутствовал даже перечень авиаподразделений, принимавших участие в боевых действиях в районе Кременчуга. Все, что имелось вначале, – это Книга Памяти с именами воинов, погибших у Кременчуга, имеющая большое количество неопределенностей, неясностей, неточностей и ошибок, да книга «В сражениях за победу» о боевом пути 38-й армии, в которой почти ничего не сказано о действиях советской авиации в районе Кременчуга в 1941 году.
Началась кропотливая поисковая и аналитическая работа по составлению библиографической базы данных, а также базы данных по авиаподразделениям, воевавшим у Кременчуга в 1941 и 1943 гг., и погибшим летчикам.

За это время просмотрено в электронных архивах ЦАМО несколько тысяч учетных карточек погибших воинов с фамилией Виноградов, среди которых встречались и летчики с такой фамилией, погибшие в 41-м на Юго-Западном фронте. Анализировались мемуары военных авиаторов той поры, различные очерки и публикации о летчиках, изучались донесения авиационных подразделений о потерях, которые входили в состав Юго-Западного фронта и действовали в 1941 г. в районе Кременчуга, но все тщетно. Казалось, что тайну летчика Виноградова не разгадать никогда.
Все более вероятной казалась мысль, что история летчика Виноградова – всего лишь красивая легенда, не имеющая под собой никакой реальной основы. В пользу такого предположения говорила и заявленная дата гибели – октябрь. Не могли появиться в районе Кременчуга в этот период советские, к тому же одноместные, самолеты, а немцы в это время уже вели бои за Харьков.
И вот настоящая удача. Скорее всего, случайно, в августе 2008г. информация о летчике Виноградове и его гибели в августе 41 г. на подступах к Кременчугу обнаружилась там, где ее никому до сих пор не приходила мысль искать – в авиационных подразделениях Военно-Морского Флота…!!!.

«В августе 1941г группа летчиков с Балтики была направлена в Воронеж переучиваться на штурмовики Ил–2. Переучились быстро и получили приказ лететь на Черное море.
Десятка Ил–2 под командованием кап. Челнокова Н.В.(буд.2 ГСС – А.Б.) взяла курс на юг. На одном из промежуточных аэродромов (в Богодухове) Челнокову передали приказание самого главкома ЮЗ направления, маршала Буденного: нанести бомбоштурмовой удар по танковой и моторизованной колонне противника, движущейся в сторону Кременчуга.
Челноков повел группу к цели в составе 5 самолетов: Николаев (буд. ГСС – А.Б.), Степанян (буд 2 ГСС – А.Б.), Виноградов, Евсеев.
Колонна была разгромлена, первая атака, неожиданно вошедших в боевой строй штурмовиков, увенчалась блестящим успехом.
Такие же вылеты были выполнены с Кременчугского и Полтавского аэродромов. Помогая нашим войскам сдерживать наступление врага на суше, морские штурмовики получили боевую закалку еще в пути к новому месту службы. Двое из десяти погибли смертью храбрых – летчики Евсеев и Виноградов. Большинство из остальных были представлены к наградам. Николаев – к ордену Красного Знамени.
Сдав семерку обученных и испытанных в бою штурмовиков командованию ВВС ЧФ, комэск Челноков вернулся в Воронеж, где его ждала новая группа курсантов…»

Это выдержка из книги Минакова В.И. «Гневное небо Тавриды» из главы под названием «Комэск Николай Николаев». Эта информация и стала отправной точкой в дальнейшей поисковой работе.
По фамилиям летчиков, входивших в состав указанной группы и ставших впоследствии Героями Советского Союза, удалось установить и название подразделения. Это была 46-я отдельная штурмовая авиационная эскадрилья (ОШАЭ) ВВС Черноморского флота, но поскольку она была сформирована из летчиков с Балтики, в основном из 57 БАП, то стало очевидным, что поиск надо вести в подразделениях ВВС КБФ, а поэтому искать сведения и архивные материалы о летчике Виноградове, а теперь и о Евсееве, необходимо не в Центральном архиве Министерства обороны, а в Военно-морском архиве в г. Гатчина Ленинградской обл., где сосредоточена вся информация о флоте и о подразделениях ВВС флота. С запросом в Военно-морской архив никто и никогда не обращался, т.к. никто и предположить не мог о возможности участия в боевых действиях морского авиаподразделения в центре Украины.
Очевидной стала необходимость проведения архивных исследований в ЦВМА, находящемся в г. Гатчина.
Взвесив все за и против, я пришел к выводу, что с запросом в ЦВМА не все так просто, как казалось поначалу. Для официального запроса в архив по Виноградову исходных сведений было очень мало, к тому же в имеющихся сведениях могла быть ошибка или неточности, к примеру, в годе рождения, имени или отчестве (такая ошибка по отчеству, как оказалось, имела место). По Евсееву ситуация была еще сложнее, поскольку, кроме фамилии, никакой другой информацией я не располагал.
Стало ясно, что запрос по названным причинам может вообще остаться нерассмотренным, либо результат будет отрицательным. Проанализировав еще раз ситуацию, решил с запросом в ЦВМА повременить, а сосредоточиться с целью выявления дополнительной информации на поиске и анализе материалов по подразделениям ВВС Черноморского и Балтийского флотов.
Работу решено было начать с поиска материалов по 57 БАП ВВС Балтийского флота. И вот здесь была еще одна большая удача. В конце июля 2008 г. в интернете удалось найти статью «Один из четырех…» известного российского поисковика – исследователя из Санкт-Петербурга, председателя объединения поисковых отрядов Ленинградской области  Ильи Прокофьева. Статья самым непосредственным образом относилась к боевым действиям в августе 1941 г. штурмовой АЭ на Ил–2 57 БАП на подступах к Ленинграду. Но самое главное состояло в том, что И.Прокофьев работал по указанному полку в ЦВМА, а следовательно хорошо информирован по личному составу 57 БАП и, возможно, имеет в своей базе данных все необходимые сведения по погибшим в районе Кременчуга в 1941 г. летчикам Виноградову и Евсееву.
Публикации И.Прокофьева и его колоссальная по объему поисково-исследовательская работа мне были знакомы. Но именно это обстоятельство и беспокоило больше всего. Станет ли он при такой загрузке, в случае обращения к нему за помощью, заниматься еще и нашими делами, особенно если без архивных исследований не обойтись.
В конце сентября 2008 г. я обратился к нему письмом, а через некоторое время получил ответ, из которого стало ясно, что каких-либо материалов по Виноградову и Евсееву у него нет, но при случае он обещал поработать в Гатчинском архиве по этой теме. Начался период мучительного ожидания.
Через четыре с половиной месяца от И. Прокофьева пришел ответ с положительным ответом из ЦВМА. Гибель летчиков 46 ОШАЭ ЧФ л–та Виноградова Николая Георгиевича и ст. л–та Евсеева Геннадия Павловича в районе Кременчуга в августе 1941 г. подтверждается архивными документами. Вместе с подтверждением гибели в архивной справке указаны все необходимые биографические сведения и послужной список погибших, а также сведения о родственниках.
Остается добавить, что архивный поиск материалов был выполнен качественно при непосредственном и активном участии должностных лиц штаба Ленинградской ВМБ, личного участия начальника ЦВМА капитана 1 ранга Павловского В.В. и неизвестных мне сотрудников архива. Выполненная ими работа выходила за рамки служебных обязанностей.

Биографические сведения о летчиках 46 ОШАЭ л–те Виноградове Н.Г и ст. л–те Евсееве Г.П.
Виноградов Николай Георгиевич, лейтенант (1914 – 12.08.1941 г.г.)
Уроженец дер. Шелуденево Кировского р–на Калининской области.
С 14 августа 1936г. по ноябрь 1938 г. проходил службу курсантом военно-морского училища им. Сталина. (г. Ейск)
С ноября 1938 по 27 июня 1940г. находился в распоряжении командующего Днепровской военной флотилии.
С 27 июня 1940г по 8 июня 1941 г. старший летчик 46 АЭ Днепровской военной флотилии.
С 8 июня 1941 г. пилот 46 ближнеразведывательной авиаэскадрильи Пинской военной флотилии, а затем пилот 46 штурмовой авиаэскадрильи ВВС Черноморского флота.
В конце июля 1941 г. в был направлен в Воронеж для переучивания на Ил–2, а в августе 1941 г., после очень быстрого переучивания и получения самолетов, в составе группы летчиков с Балтики, введенных в 46 ОШАЭ ВВС ЧФ под командованием Челнокова Н.В., направился на ЧФ. При перебазировании 46 ОШАЭ по личному указанию маршала Буденного С.М. была использована для штурмовки вражеских колон на правом берегу р.Днепр у Кременчуга.
12 августа после штурмовки вражеских колон и техники в р–не Крюкова (правобережная часть Кременчуга) лейтенант Виноградов Н.Г. не возвратился из боевого задания на аэродром базирования.
Согласно материалов ЦВМА л–т Виноградов Н.Г. погиб при выполнении боевого задания возле г. Кременчуга.
В личном деле указаны члены семьи: жена Виноградова Евдокия Терентьевна, дочь Светлана 1940 года рождения, в 1941 г. проживали по адресу с. Долгое Каргапольского р–на Челябинской области (Курганская обл.)
(Учётная карточка лейтенанта Виноградова Н.Г.)
(Фото из семейного архива Виноградовых
.)

Источники:
1. ЦВМА РФ алф. карточки ф.1, ф.8 послужная карта, личное дело 12720, ф.1080, опись 4, дело 19, лист 23; ф.1080,опись 4, дело 5 Лист 211, 223
2.Минаков В.И. «Гневное небо Тавриды»
Похоронен л–т Виноградов местными жителями в 1941 г. (в период оккупации) в 15 км от г. Кременчуга в Деевском лесу (в р–не Крюкова), как Виноградов Николай Корнеевич. На могиле, в 70-е годы, Крюковским карьероуправлением (дир. Лотарцев В.П.) установлен обелиск.

Евсеев Геннадий Павлович, ст. лейтенант (1912 – 9.08.1941 г.г.)
Родился в г. Казань
С августа 1933 по январь 1935г.г. проходил службу курсантом военно-теоретической школы летчиков.
С января 1935 по декабрь 1936г. курсант военной школы морских летчиков им. Сталина (г. Ейск).
С декабря 1936 по апрель 1938 г. младший летчик в/ч № 50 ВВС Балтийского флота.
С апреля 1938 по июль 1938 г.г. старший летчик в/ч № 50 ВВС КБФ.
С июля 1938 по апрель 1939 г.г. летчик в/ч 4002/2 ВВС КБФ.
С апреля 1939 по апрель 1940 г. начальник ПДС 13 отдельной истребительной авиаэскадрильи (ОИАЭ) ВВС КБФ.
С апреля 1940 командир звена 13 ОИАЭ.
Участник войны с белофинами. Имеет как минимум 1 сбитый самолет. В июле 1941г., вероятно был, направлен в 57 БАП, а в августе 1941 г. в составе группы летчиков с Балтики убыл в Воронеж для переучивания на Ил–2. После очень быстрого переучивания и получения самолетов, в составе 46 ОШАЭ ВВС ЧФ под командованием Челнокова Н.В. направился на ЧФ.
При перебазировании 46 ОШАЭ по личному указанию маршала Буденного была использована для штурмовки вражеских колон на правом берегу р. Днепр у Кременчуга.
9 августа после штурмовки вражеских колон и техники в р–не Крюкова (правобережная часть Кременчуга) ст. лейтенант Евсеев Г.П. на аэродром не вернулся. Согласно материалов ЦВМА, прибывший из частей ВВС Балтийского флота ст. л–т Евсеев Г.П погиб при выполнении боевого задания возле г. Кременчуга.
Награды: Орден Красного знамени – 21.04. 1940г.
Орден Красного знамени – 24.11 1941г. (посмертно)
Место захоронения ст. л–та Евсеева Г.П неизвестно.
В личном деле указаны родственники: жена Евсеева Нина Степановна 1912г. рождения, уроженка г. Казани, брат Евгений и сестра Зоя, проживали в г. Казани.
Памятник на могиле лётчика Виноградова Н.Г.Источники:
1. ЦВМА РФ ф.1080, опись4, дело 5, лист 211, 223; Ф.3, опись 1, дело 281, лист 94
2. Минаков В.И. «Гневное небо Тавриды»
3. Иванов П.Н. «Крылья над морем»

Количество боевых вылетов 46 ОШАЭ на штурмовку вражеских колон в р–н Крюкова неизвестно. Согласно материалам ЦВМА РФ, 46 ОШАЭ использовалась в указанном районе, как минимум, 3 дня.Свидетельство тому – даты гибели летчиков ст. л–та Евсеева Г.П. (9 августа 1941г) и л–та Виноградова Н.Г. (12 августа 1941г.)
Февраль 2009 г.

Об обстановке, которая сложилась на Кременчугском направлении в первых числах августа 1941 года можно почитать здесь: 6 августа 1941 года.
P.S. В 2009 году на могиле лётчика 46-й отдельной штурмовой эскадрильи Черноморского флота был установлен новый памяткик. На нём высечены уже правильные данные летчика - Виноградов Николай Григорьевич.
Схема проезда к могиле лётчика штурмовика Ил-2 Виноградова Н.Г.
А.Н. Бышенко, проведя большую поисковую работу, удалось установить личные данные лётчика-штурмовика Виноградова Николая Георгиевича. Ему удалось выяснить, кто он, откуда, как оказался в районе г. Кременчуга, подтвердить документально дату его гибели. Но невыясненными остались ещё много вопросов: что произошло в небе над Деевским лесом, как был сбит Ил-2, как он падал и куда упал?
Спустя более чем 70 лет после тех событий ответить на эти вопросы вряд ли удастся. Но, проведя поисковые работы на предполагаемом месте падения самолёта, мы попытались немного приподнять завесу над этой тайной.
За прошедшие десятилетия на месте падения, кроме мелких обломков алюминиевой обшивки, практически ничего не осталось. Удалось найти считанные на пальцах одной руки предметы, представляющие музейный интерес, они были переданы в профильный Музей истории авиации и космонавтики г. Кременчуга. К сожалению, найденные обломки самолёта не могут помочь нам ответить на вопросы: как падал Ил-2, что с ним случилось впоследствии.
Обломки Ил-2, найденные на месте падения
самолёта лётчика Виноградова Н.Г.
Увеличение по клику

Но на основе найденных артефактов отдельные эпизоды тех событий нам удалось детально выяснить. Найденная недалеко от места падения самолёта стреляная гильза пушки ШВАК навела на мысль, что летчик Виноградов вёл бой до последней возможности. Поэтому мы решили внимательно поискать в окрестностях другие следы стрельбы авиационных пушек. Одна гильза не может служить доказательством.
Эта задача поисковой работы, по сути своей, что поиск «иголки в стоге сена». А именно: стреляные гильзы или звенья ленты пушки ШВАК - следы стрельбы Ил-2 – было необходимо найти на обширных просторах Деевского леса.
Нам очень повезло!
Предположив азимут стрельбы Ил-2 и проведя поисковые работы в предполагаемой полосе полёта самолёта, мы таки нашли ещё три звена ленты пушки ШВАК.

Если, найдя одну стреляную гильзу авиационной пушки ШВАК, я только предполагал, что лейтенант Виноградов стрелял по врагу, падая на горящем самолёте, то теперь я могу говорить об этом с уверенностью!
Нанеся точки находок на карту, удалось более точно определить азимут стрельбы – 84-85 градусов и предположить местонахождение цели, по которой вёл огонь лейтенант Виноградов. Цель располагалась на дороге, ведущей из Крюкова в Онуфриевку
. (См. схему)
Стрелянная гильза пушки ШВАК Ил-2.
Маркировка: 41г. - год выпуска 1941.
187 - гильзовый завод г. Тула (бывший завод "Новая Тула")
Звенья авиа пушки ШВАК,
найденные по трассе полёта Ил-2.
Увеличение по клику
Осколочно-фугасные снаряды авиа пушки ШВАК Ил-2.
Увеличение по клику

Каков мог быть характер этой цели? Считается, что Виноградов атаковал вражескую танковую колону, которая двигалась в направлении Крюкова. Но так ли это?
Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно уточнить обстановку, которая сложилась к этому времени в районе Крюкова и Онуфриевки. На этом участке правобережья Днепра действовали части 13-й танковой дивизии (ТД) 1-й танковой группы Клейста.
Я обратился к документам 13-й ТД из Американского Национального архива (NARA)
Пересмотрев за период 9 – 12 августа донесения 13-й танковой дивизии, части которой вели бои за Крюковский плацдарм, я не нашёл там упоминаний о движении танковой колонны в направлении Крюкова, как об этом сообщается на мемориальной табличке памятника на могиле лётчика Виноградова. И, как следует из архивных немецких документов, бои за Крюковский плацдарм закончились 9 августа.
Мемориальная табличка на памятнике лётчику Виноградову Н.Г.

Также, спустя несколько лет после установки этой таблички, выяснилось, что никто из немецких лётчиков не записал на свой счёт этот сбитый Ил-2. Более того, в списке побед немецких лётчиков за это число, вообще не значится ни одного сбитого Ил-2. Этот самолёт был сбит огнём зенитной артиллерии.
Основные силы 13-й ТД покинули район Крюкова ещё 9 августа. Оставшиеся части перешли к обороне правого берега р. Днепр. От с. Табурище до Крюковского моста оборону держал батальон полка СС «Германия» из дивизии СС «Викинг». От Крюковского моста до с. Успенки по правому берегу Днепра держала оборону боевая группа полковника Родта (Rodt) 13-й ТД:

«66-й пехотный полк (ПП), 4-й сапёрный батальон, одна рота 13-го истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, 1-ый дивизион 13-го артполка и одна батарея 3-го дивизиона 13-го артполка. Зенитное прикрытие – 93-й легкий зенитный дивизион (ЛЗД).»
(Национальный архив США NARA N-315 Roll 640 Кadr 629-630).

Не было танкам 13-й ТД никакой необходимости идти на Крюков. Наоборот, танковый полк совместно с 93-м пехотным полком (ПП) 13-й ТД двигались вдоль Днепра в противоположном направлении, в сторону Куцеволовка – Мишурин Рог.
Исходя из этого, можно предположить, что целью Виноградова была небольшая колона или отдельный автомобиль снабжения частей группы Родта, который мог следовать из Онуфриевки в Крюков или из Крюкова в Онуфриевку. Но маловероятно, что это была основная цель вылета лейтенанта Виноградова. Скорее всего, штурмовик Ил-2 работал по позициям гаубичных батарей 1-го дивизиона 13-го артиллерийского полка (1/13 АП), которые располагались на северной окраине урочища Широкое в километре от места падения самолёта. (См. карту) В этом районе мы нашли многочисленные гильзы и укупорку от снарядов для гаубиц leFH 10,5 см. Именно такие орудия стояли на вооружении 1/13-го АП 13-й ТД. Сами гильзы сохранились плохо. Стальной корпус сгнил почти полностью, остались только донышки.
Донце гильзы leFH-18 10.5 sm
Донце гильзы leFH-18 10.5 sm
Донце гильзы leFH-18 10.5 sm
Донышки гильз т гильза гаубицы leFH-18, найденые на артиллерийских позициях 1941 года.
Эти батареи вели методичный огонь по г. Кременчугу. Основными целями были железнодорожные станции Кременчуг и Чередники, а также прибрежные районы, где располагались позиции 297-й стрелковой дивизии.
Наблюдение за городом, железнодорожными станциями, Днепром и прилегающими территориями велось с одного из курганов в окрестностях Кременчуга. Вероятно с него же корректировался огонь артиллерийских батарей.
Исследуя местность вокруг Крюкова на одном из курганов с отметкой «+1,5», который находится в 1700 м к востоку от с. Плотниковка (ныне Каменные Потоки), мы обнаружили следы наблюдательного пункта. Он состоял из двух наблюдательных ячеек, которые располагались на северной и восточной окраине курганной насыпи. Из северной ячейки как на ладони просматривался весь город Кременчуг и р. Днепр от с. Кривуши до о. Шеломай. С восточной ячейки левый берег просматривался от о. Шеломай до о. Дурной Кут и устья р. Псел на глубину 15 – 20 км. Вероятно, на этом месте располагался НП полковника Родта. Затем этот НП использовался в сентябре 1941 г. во время боёв за Кременчуг и в сентябре – ноябре 1943 г. во время боёв за Кременчуг и Крюков.
(См. карту)
Вероятно, штурмовик лейтенанта Виноградова отработал по этой цели, а на выходе из атаки обнаружил ещё одну цель на дороге Крюков – Онуфриевка и с небольшой высоты её атаковал.
При атаке этой цели его и подловили немецкие зенитчики 93-го ЛЗД. Огнём зенитной батареи FlaK-30 Ил-2 Виноградова был сбит.
На позициях немецкой зенитки FlaK-30 у дороги Крюков – Онуфриевка на краю поля мы нашли 25 стреляных гильз. Возможно, где-то рядом располагалось ещё одно орудие, но пока его позицию найти не удалось.
Рядом с основной зоной разброса обломков самолёта Ил-2 (по оси их наибольшего разброса), была воронка в диаметре метра два. На глубине, примерно 1 метра в воронке были найдены разорванный корпус реактивного снаряда РС-132. В одном из обломков была пробоина, оставленная, по всей видимости, зенитным снарядом FlaK-30, (диаметр дыры примерно 20 мм). Именно такой калибр был у снарядов FlaK-30. Попадание снаряда в корпус РС привёл к зажиганию пороховых шашек реактивного двигателя. Нештатное горение пороховых шашек в разорванном корпусе РС привело к его сходу с направляющих, но не обеспечило нужного ускорения, необходимого для раскрутки ветрянки взрывателя АМ-А. Взрыватель не успел встать на боевой взвод и при ударе РС о землю не сработал. РС вошёл в землю примерно на метр, что привело к запиранию пороховых газов внутри корпуса. Продолжающие догорать пороховые шашки привели к взрыву корпуса РС. Корпус разорвало на куски и превратило в "рваклю-шмаклю". При этом примерно 5 пороховых шашек оказались несгоревшими.
Головная часть разрушилась. В воронке были крупные (многие во всю длину "арбузной" нарезки) обломки головной части РС. Обломки располагались примерно на той же глубине, что и "рвакля-шмакля" корпуса пороховых зарядов. Разброс обломков невелик: в поперечнике примерно 50 – 60 см. Некоторые торчали вертикально, многие обломки "собирались" в единый кусок. С другой стороны "рвакли-шмакли" оказались 5 – 6 несгоревших пороховых шашек. Содержимое РС осталось в земле, но разделительная решётка порохового отсека и сопла РС оказалась наверху и чуть в стороне от воронки.
Факт попадания снаряда в корпус РС, который подвешивался на внешней подвеске под крылом Ил-2, говорит о том, что снаряд угодил в РС с нижней полусферы. Следовательно, был выпущен зениткой. Возможно, той самой, чей настрел из 25-ти гильз мы нашли на краю поля примерно за 700 м от места падения самолёта лётчика Виноградова.
Гильза Flak-30 2 sm
Гильза Flak-30 2 sm
Гильза Flak-30 2 sm
осколочно-фугасный снаряд Flak-30 2 sm
Гильзы , найденые на позиции зенитного орудия FlaK-30
(2,0 cm Flugzeugabwehrkanone 30/38)
Осколочно-фугасный снаряд орудия FlaK-30
Пороховые шашки двигателя РС_132
Пороховые шашки двигателя РС_132
Пороховые шашки двигателя РС_132
20 мм пробоина в корпусе РСа.
Не сгоревшие пороховые шашки двигателя РС-132
Обломки головной части РС-132
Обломки головной части РС-132
Обломки головной части РС-132
Решётка, разделяющая камеру
сгорания пороховых зарядов и
сопло РС-132

Внимательно осмотрев найденные на месте падения самолёта обломки, можно предположить, что самолёт разрушился при падении, сильного взрыва не было. На месте удара корпуса самолёта просматривается вытянутая по оси шлейфа основной массы обломков неглубокая яма. Обломки самолёта лежат компактно на сравнительно небольшой по площади территории.
Самолёт, вероятно, скапотировал. Тяжёлый противовес руля поворота оторвало, он перелетел вперёд по ходу падения самолёта и вошёл в землю в 10 м от места падения на глубину примерно 1 м.
Самолёт горел. На некоторых обломках обшивки видны следы копоти и обгоревшей краски. Но таких обломком немного. В отличие от обломков И-153, которые были найдены в ур. Тютюнникова, ни одного расплавленного куска алюминия найдено не было. А на месте падения И-153 таких кусков оплавленного алюминия нам попадалось много, от небольших «капелек» до целых слитков по 10 – 15 см в поперечнике.
На краю ямы от возможного места падения корпуса самолёта, были найдены небольшие обломки картера двигателя и редуктор, предположительно от масляной помпы.

Противовес руля поворота
Ил-2
Редуктор.
Предположительно масляной помпы.
Звенья ленты и патрон
пулемёта ШКАС.
Бирочка с цифрой "313"
"Подкова" от Ил-2 с бирочкой.
"Подкова" от Ил-2 с бирочкой.
(обратная сторона)
Стальная бирочка,
к большому сожалению,
не читается!


Боеприпасов, как пушечного, так и пулемётного назначения было найдено немного. Возможно, боекомплект был израсходован лётчиком в бою, а возможно – извлечён из самолёта уже после падения немцами или местными жителями ещё в 1941 году. Бомбы Ил-2 израсходовал. На месте падения мы не нашли ни бомб, ни их обломков.
Стреляные гильзы и звенья пушки ШВАК удалялись по специальным желобам во время стрельбы и в самолёте не оставались, они были найдены по трассе полёта. Несколько звеньев и снарядов авиационной пушки ШВАК были найдены недалеко от места падения самолёта, вероятно, были извлечены и брошены немцами или местными жителями. А звенья ленты пулемёта ШКАС, наоборот, собирались в специальном приёмнике и были найдены на месте падения Ил-2 в значительно большем количестве. Но по отношению к общему числу патронов в боекомплекте их было совсем немного. Вероятно, большая часть звеньев и патронов пулемёта ШКАС остались в крыльях ила, которые забрали немцы. Также на месте падения было найдено небольшое количество неиспользованных патронов к пулемёту ШКАС. Оружия на месте падения Ил-2 не обнаружено. Видеоролик о поисковой работе можно посмотреть здесь:"Поиски в районе падения Ил-2"
Таковы выводы после анализа найденных на сегодняшний день артефактов.
http://gorod-kremenchug.pl.ua/img/Obzac.gifВ своей работе А.Н. Бышенко упоминает о судьбе ещё одного лётчика-штурмовика ст. лейтенанта Евсеева Геннадия Павловича. Он тоже, по некоторым данным, не вернулся с боевого задания в районе Кременчуга. Обломки его Ил-2 обнаружить, пока не удалось.

Лётчик ст. лейтенант Евсеев Геннадий Павлович.

Если по лётчику лейтенанту Виноградову Николаю Георгиевичу всё более-менее понятно, пазлы сошлись и с архивными документами противоречий не наблюдается, то с другим лётчиком Ил-2 46-й авиаэскадрильи, который тоже не вернулся с боевого задания в районе Кременчуга, всё обстоит совсем иначе!
В своей работе «Загадка лётчиков Виноградова и Евсеева раскрыта» директор Кременчугского музея авиации и космонавтики А.Н. Бышенко о Евсееве Геннадии Павловиче пишет:
«9 августа после штурмовки вражеских колон и техники в р–не Крюкова (правобережная часть Кременчуга) ст. лейтенант Евсеев Г.П. на аэродром не вернулся. Согласно материалов ЦВМА, прибывший из частей ВВС Балтийского флота ст. л–т Евсеев Г.П погиб при выполнении боевого задания возле г. Кременчуга.»
Но найденные в Центральном Военно-морском архиве (ЦВМА) документы не столь однозначны! Точнее, вовсе, противоречивы!
Посмотрим на донесения о безвозвратных потерях ВВС Военно-морского флота.
Таких доступных учётных документов, включая учётную карточку офицера по имени Евсеев, имеется в архиве пять. Надо заметить, что учёт личного состава у моряков был, если так можно выразиться, «многослойным». Погибшие и пропавшие без вести учитывались параллельно по разным ведомствам: организационно-строевое управление ЧФ, управление ВВС ЧФ, отдел кадров ВВС, но первоисточник всех этих документов был, как правило, один. Донесения отправлялись на имя начальника организационно-строевого управления ВМС НКО СССР.
(Учётная карточка Евсеева Г.П)
(Донесение о потерях ЧФ.)

Во всех этих документах дата гибели ст. лейтенанта Евсеева указана 09.07.1941 года. При этом почти все графы формы донесения остались незаполненными. Не указаны имя и отчество, год рождения, место рождения, партийность и др. Указаны только фамилия, звание, в/часть, причина и дата выбытия: «Не вернулся с боевого задания 09.07.41г»
Почему же в столь важных документах на лётчиков 46-й авиаэскадрильи (их, оказывается, трое!), так много пропусков? Ответ на этот вопрос дан на титульной странице донесения начальника организационно-строевого отдела Пинской военной флотилии (ПВФ).
- Причём здесь Пинская ВФ?
Да при том, что 46-я авиаэскадрилья изначально была к ней приписана. И находилась в оперативном подчинении командующего этой флотилией.
Что бы ни переписывать документ, приведу копию титульной страницы этого донесения целиком. (Донесение о потерях ПВФ).
Как следует из этого донесения, документы Пинской военной флотилии, к которой была первоначально приписана 46-я авиаэскадрилья, из-за сложной обстановки на фронте были уничтожены. Документы о потерях составлялись не по донесениям командира эскадрильи или флотилии, а по показаниям «очевидцев». Отсюда и весь букет искажений, неточностей, ошибок.
Во всех пяти доступных документах ЦВМА на имя Евсеева дата выбытия 09.07.41г. указана неверно! В июле 1941 года ст. лейтенант Евсеев штурмует немецкие колонны в составе 57-го авиационного полка ВВС Краснознамённого Балтийского флота (КБФ). Как следует из наградного листа на командира звена штурмовиков ст. лейтенанта Евсеева Геннадия Павловича, 14 июля и 15 июля в районе Вейнмарна и оз. Самро штурмовики его эскадрильи уничтожили 24 тяжёлых танков, 6 бронемашин, 4 мотоцикла, 3 бензовоза, 2 зенитные установки.
16 июля в ночном налёте по колонне противника, эскадрилья уничтожила 2 танка и 4 бронемашины.
В этом бою ст. лейтенант Евсеев получил четыре ранения осколками зенитного снаряда. Истекая кровью, он сумел дотянуть до своего аэродрома и посадить повреждённую машину на свой аэродром, после чего был направлен в госпиталь на излечение.
За свой подвиг ст. лейтенант Евсеев Геннадий Павлович был награждён орденом Красного Знамени. (Номер записи в базе данных: 7674405)
Следует заметить, что к этому времени командир звена Евсеев прошёл переподготовку в Воронеже и стал штурмовиком. С 11 июля в 57-м авиационном полку уже действовала эскадрилья Ил-2 в составе 7 самолётов. Об этом говорится на сайте виртуального музея 13-й отдельной истребительной Краснознаменной авиаэскадрильи:
«3-й отряд 13 АЭ, летавший до войны на самолетах И-15бис, 3 июля был направлен в Воронеж, где изучил самолет Ил-2. К 11 июля на аэродром Купля прибыли 7 Ил-2. Отряд сформирован в штурмовую эскадрилью ВВС КБФ (командир АЭ – капитан Барабанов, заместитель командира – капитан Карасев).»
(https://sites.google.com/site/pilotsbaltic/)
Таким образом, доказывается, что указанная в документах ЦВМА дата выбытия ст. лейтенанта Евсеева, является ошибочной.
В своей работе «Загадка лётчиков Виноградова и Евсеева раскрыта» А.Н. Бышенко указывает дату гибели лётчика Евсеева 09.08.41г. Эта дата взята из выписки архивных документов ЦВМА на имя начальника штаба в/ч 45618 капитана І ранга Нелидина А.Б. Справка подписана начальником ЦВМА капитаном І ранга В. Павловским.
Эта справка в отношении ст. лейтенанта Евсеева содержит ряд противоречий.
В ней указывается, что Евсеев «Приказом командующего КБФ № 0138 от 8 сентября 1941 года назначен командиром 2-й эскадрильи 57-го авиационного полка ВВС КБФ»
А далее приводится выписка из «списка потерь материальной части самолётов (Ил-2) 46-й штурмовой авиаэскадрильи ВВС ЧФ.
«9 августа 1941г. ст. лейтенант лётчик Евсеев (имя и отчество не указаны), прибывший из частей ВВС КБФ, вылетел на самолёте Ил-2 (серия 4/13) на штурмовку танков и живой силы противника в районе Кременчуг, Крюково.
Возле г. Кременчуг погиб при выполнении боевого задания. »» (Архивная справка)

По прочтении этого документа возникает вопрос: чему верить? Приказу командующего КБФ или «выписке из списка потерь» Ил-2?
http://gorod-kremenchug.pl.ua/img/Obzac.gifМог ли командир эскадрильи назначаться «заочно»?
http://gorod-kremenchug.pl.ua/img/Obzac.gifМог ли ст. лейтенант Евсеев 8 сентября быть назначенным на должность командира эскадрильи, если он выбыл из части по ранению 16 июля и погиб под Кременчугом 9 августа, при перегонке Ил-2 на ЧФ?
http://gorod-kremenchug.pl.ua/img/Obzac.gifЭто недоумение ещё больше усиливается после прочтения ещё одного документа ЦВМА касательно судьбы ст. лейтенанта Евсеева. Документ датирован 3 августа 1942 года и направлялся начальнику командного отдела ВВС КБФ.
В нём сообщается,
«что ст. лейтенант Евсеев Геннадий Павлович, после ранений в сентябре месяце 1941 года, выбыл на излечение в тыл.»
Также сообщается, что
«по рассказам лётчиков тов. Евсеев после излечения находился на перегонке новой материальной части самолётов из Воронежа, а затем выбыл на ЧФ и якобы там погиб»
На документе имеется приписка:
«По заявлению жены Евсеева – погиб в октябре 1941 года» (Донесение ВВС Балтийского флота)
В документах ЦВМА фигурирует месяц сентябрь! А жена Евсеева утверждает, что её муж погиб в октябре 1941г.
Где же, правда?
Если призвать на помощь логику и опираться на факты, что мы имеем?
http://gorod-kremenchug.pl.ua/img/Obzac.gifВ середине июля ст. лейтенант Евсеев получает в бою четыре осколочных ранения и убывает из части на излечение. Характер этих ранений неизвестен… Воевал он в районе Ленинграда и, скорее всего, лечился там. Мог ли он полностью восстановиться после ранений и к началу августа попасть из Ленинграда в Воронеж? И без ведома своих командиров принять участие в перегонке самолётов Ил-2 на ЧФ?
Увы, на эти вопросы невозможно дать однозначный ответ.
Мне это кажется маловероятным, даже, в условиях войны.
Поэтому дату и место гибели летчика ст. лейтенанта Евсеева Геннадия Павловича можно считать лишь предположительной. Однозначный ответ может быть получен при обнаружении обломков самолёта Ил-2 серии 4/13 в районе г. Кременчуга.
Мы будем продолжать поиски.
P.S.
Как я уже упоминал ранее, в списках погибших лётчиков 46-й авиаэскадрильи значатся три человека. Это уже упомянутые выше лётчики лейтенант Виноградов Н. Г., ст. лейтенант Евсеев Г. П., третьим значится штурман эскадрильи капитан Эвин Илья Давыдович. Датой его гибели считается 09.07.41г. В учётной карточке эта дата исправлена на 10.07.41г.
(Учётная карточка капитана Эвина И.Д.)
(Донесение о потерях ЧФ.)

Насколько верна эта дата, сказать трудно. Замечу только, что 46-я авиаэскадрилья потеряла все свои самолёты ещё в первые дни войны. В июле ему просто не на чем было летать. Очень возможно, что капитан Эвин И.Д тоже участвовал в перегоне Ил-2 из Воронежа на ЧФ и тоже погиб в наших краях в начале августа 1941 года.

ИСХОДНАЯ

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей


©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!