Рассказ о бое за Аульский плацдарм
и рецензия на документальный фмльм
"Сергей Шпаковский.
Легенды армии с ведущим Александром Маршалом"

Как историка-краеведа меня попросили поучаствовать в съёмках, как мне сказали, документального фильма о Герое Советского Союза Шпаковском Сергее Петровиче. Шпаковский С.П. родом из наших мест, долго жил в Кременчуге, умер и похоронен в нашем городе. Его портрет на аллее славы героев Советского Союза у памятника «Воину-освободителю» Кременчуга.

г. Кременчуг
Памятник Воину-освободителю
г. Кременчуг
Аллея Славы кременчужан
Героев Советского Союза
г. Кременчуг
Портрет Шпаковского Сергея Петровича
на аллеи Славы кременчужан
Героев Советского Союза
 
г. Кременчуг
Бульвар Пушкина-20
Мемориальная доска на доме,
где проживала семья Шпаковских
 
г. Кременчуг
Новореевское кладбище.
Памятник на могиле
Героя Советского Союза
Шпаковского Сергея Петровича

Аульский плацдарм находится за пределами зоны боевых действий в районе Кременчуга, которые я изучаю и исследую, но я согласился поучаствовать в съёмках. Аульский плацдарм располагался выше г. Днепродзержинска по течению р. Днепр, примерно, в шести километрах от нынешней плотины Днепродзержинской ГЭС.
Мне поставили задачу рассказать о подвиге лейтенанта Шпаковского при захвате Аульского плацдарма. В границах этого задания, я провёл поисковые работы среди доступных на сегодня архивных документов. Собрал наградные листы на участников этой операции, боевые донесения корпуса и дивизии в период форсирования Днепра и расширения плацдарма, отыскал боевые карты 46-й Армии этого периода боёв. На основе анализа этих документов я и рассказал о событиях тех дней у с. Сошиновка и с. Аулы.
Вот что удалось выяснить об этой боевой операции из найденных архивных документов. Обстановка в районе Днепра из журнала боевых действий (ЖБД) 46-й Арм.:
«К исходу 25 сентября части 46-й Арм. полностью очистили левый берег р. Днепр от оставшихся групп противника. Разгромили 548-й ПП 328-й ПД и занимали положение:
353-я СД во втором эшелоне Армии в с. Петриковка; 31-я СД вышла на левый берег р. Днепр 1,5 км. юго-западнее и южнее с. Паньковка, сдала свой боевой участок 41-й Гв. СД и вышла в район х. Грабский во второй эшелон Армии;
236-я СД сосредоточилась в лесу севернее с. Сошиновка, готовиться к форсированию на правый берег р. Днепр…»

Архив: ЦАМО, Фонд: 401, Опись: 9511, Дело: 197
Накануне, 24 сентября 1943 года, штаб 236-й СД разработал детальный план операции по форсированию р. Днепр передовым отрядом разведчиков и батальоном 509-го СП. Руководил работой начальник 1-го отдела штаба дивизии подполковник Степных Яков Ильич. План был разработан совместно с начальником разведки дивизии майором Козиным Василием Константиновичем, помощником начальника разведотделения штаба 236-й СД гв. ст. лейтенантом Никишиным Сергеем Егоровичем и сотрудниками 1-го отдела штаба. В ночь с 24 на 25 сентября приказ на форсирование Днепра был направлен командиру 509-го СП.
(Из наградных листов:
ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Едн. хран. 116, Стр. 15
ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Едн. хран. 651, Стр. 46, 49)

Планом предусматривалось: в ночь на 26 сентября 1943 года переправить на правый берегДнепра штурмовую группу из разведчиков 496-й отдельной разведывательной роты (От. РР). Разведчики должны были, незаметно высадится на правый берег, как раз в том месте, где накануне переправлялись остатки немецких частей, уходившие на правый берег Днепра. Расчёт был сделан на «действие не по правилам». Немцы, считали, что в этом месте наши части не рискнут начать переправу, так как знают, что такое удобное место для переправы, наверняка, будет сильно укреплено. На этом и решили сыграть наши разведчики. Действуя по стандарту, немцы, именно, в наиболее удобном месте для переправы, проявят бОльшую беспечность, чем на других участках берега р. Днепр.
Разведчикам ставилась задача: скрытно выявить расположение мест боевого охранения немцев и места расположения пулемётных точек на этом участке берега. В момент переправы первого эшелона 509-го СП, разведчики должны внезапной атакой уничтожить боевое охранение и подавить немецкие пулемёты, нарушить связь, и таким образом обеспечить прикрытие высадки передового батальона 509-го СП. Для такого ответственного задания нужно было выбрать толкового и смелого командира, а в штурмовую группу отобрать добровольцев из числа наиболее опытных бойцов.
Выбор пал на командира отделения 496 От. РР лейтенанта Шпаковского Сергея Петровича, который уже не раз отличился как храбрый боец и умелый командир. Он уже имел боевую награду - медаль "За отвагу". Контролировал отбор бойцов в группу Шпаковского, лично, помощник начальника разведотдела штаба 236-й СД гв. ст. лейтенант Никишин Сергей Егорович. Совместно с лейтенантом Шпаковским в штурмовую группу разведчиков было отобрано 18 бойцов:
1. красноармеец Алиев Гасрет Агаеевич;
2. ефрейтор Бойченко Виктор Кузьмич;
3. красноармеец Гитман Лев Александрович;
4. красноармеец Грошенков Петр Павлович;
5. старший сержант Гузь Марк Дмитриевич;
6. красноармеец Зайцев Константин Федорович;
7. сержант Кондырев Василий Иванович;
8. сержант Луференко Иван Иосифович.
9. красноармеец Лях Даниил Пантелеевич;
10. младший сержант Марков Николай Николаевич;
11. ефрейтор Мелешин Павел Степанович;
12. красноармеец Пузырев Сергей Михайлович;
13. сержант Сабанов Григорий Герасимович;
14. старшина Стасюк Василий Дмитриевич;
15. сержант Федин Фёдор Денисович;
16. старшина Хазарьян Семен Аркадьевич;
17. старший сержант Чмиренко Николай Романович;
18. красноармеец Шиловский Леонид Прокофьевич;
Гв. Лейтенант Никишин построил группу и разъяснил разведчикам задачу: они идут в самое осиное гнездо, и, в случае их преждевременного обнаружения противником, у них, практически, не будет шансов уцелеть.
- «Кто сомневается в своих силах – выйти из строя!»
- Таковых не оказалось!
- «Лейтенант Шпаковский, вам понятна ваша задача?»
- «Выполняйте!»
Разведчики получили приказ 25 сентября 1943 года выдвинуться по маршруту: с. Елизаветовка – Богдановка – Кулиша – берег Днепра напротив буквы «Н» на карте масштаба 1:100 000 (километровка). (См. карту)
Архив: ЦАМО, Фонд: 7155, Опись: 37162, Дело: 3
Совместно с сапёрами 68-го Армейского сапёрного батальона наметить места посадки и высадки штурмового отряда. От сапёров руководит переправой разведчиков ком. взвода 3-й роты 68-го Арм. сапёрного батальона ст. лейтенант Залун Иван Харитонович. Для переправы сапёры выделяют две лодки. После высадки лодки немедленно уходят обратно на левый берег для переправы передового батальона 509-го СП.
Следом за разведчиками по тому же маршруту следует 509-й СП. Место сосредоточения – лес на берегу Днепра, напротив с. Сошиновка. Особое внимание уделить скрытности передвижения и маскировке!
В ночь на 26 сентября 1943 года две лодки с разведчиками отчалили от левого берега и к часу ночи бесшумно причалили к правому берегу Днепра. Первую лодку вёл ст. лейтенант Залун И.Х., вторую командир отделения сержант Меньшиков Сергей Степанович. Лодками управляли сапёры рядовой Авдеев Степан Борисович и рядовой Мартюшенко Владимир Михайлович.
(Из наградных листов:
ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Едн. хран. 651, Стр. 51, 96, 132, 134)
Расчет наших разведчиков оказался верным: немцы не ожидали в этом месте переправы наших частей и высадку группы Шпаковского не обнаружили. Разведчики вышли к огородам на окраине с. Сошиновка, определили позиции боевого охранения и позиции немецких пулемётных точек. Обнаружив телефонный кабель, ведущий к центру села, – перерезали связь. Скрытно продвинулись в огороды и заняли исходные позиции для атаки. Шпаковский не спешил с атакой. Как и было условлено заранее, он выжидал момента, когда немцы первыми откроют огонь и рассекретят другие, пока не обнаруженные разведчиками, огневые точки.
Тем временем сапёры вернулись на левый берег Днепра и ст. лейтенант Залун И.Х. организовал погрузку авангарда 509-го СП. Как ни строги были приказы соблюдать полную тишину, но бесшумно погрузить в шесть лодок сотню человек не удалось: тот оступился и плюхнулся в воду, громко выругавшись, тот упустил ящик с патронами и, плескаясь в воде, пытался достать его обратно… Несмотря на предупреждение, не удалось бесшумно отчалить и плыть без плеска вёсел…
Немецкие дозорные услышали шум на левом берегу Днепра. Над Днепром повисла осветительная ракета, следом другая… В пятнах мерцающего света ракет, стали отчётливо видны плывущие к правому берегу лодки.
«Аларм!», «Аларм!» (Тревога!) - Понеслось над огородами Сошиновки. Тут же полыхнули огнём немецкие пулемёты MG. В два прыжка Шпаковский оказался у позиции ближайшего немецкого пулемёта и одну за другой бросил в окоп две «лимонки».
Пулемёт замолчал.
- «За Родину!»
- «Ура»
Разрывы гранат и автоматные очереди раздались среди огородов Сошиновки вдоль всего берега. Немецкие пулемёты замолчали. Шпаковский, увлекая бойцов в атаку, бросился к ближайшей хате. Его бойцы последовали за ним. Разведчики оказались на улице села Сошиновка и стали продвигаться к центру села. Хаты здесь располагались с одной стороны улицы. Из окна хаты полыхнула автоматная очередь, в ответ в окно полетела граната. Быстро очищая от противника одну хату за другой, разведчики продвигались вперёд. Как было условлено ранее, небольшая группа разведчиков стала обходить село с юга. Сам Шпаковский с оставшейся группой разведчиков атаковал немцев вдоль сельской улицы. Немцы, опомнившись от шока, стали оказывать всё более упорное сопротивление. Вдоль улицы ударил немецкий пулемёт. Огнём пулемёта был убит разведчик рядовой Лях Даниил Пантелеевич, [1] тяжёлое ранение в грудь получил рядовой Пузырев Сергей Михайлович, а лейтенант Шпаковский получил ранение в левую руку. Наскоро перевязав рану, он продолжал вести бой. В этом бою был ранен ещё один боец из группы лейтенанта Шпаковского - сержант Кондырев Василий Иванович. Темп атаки замедлился. Тут вторая группа его разведчиков обошла село и ударила по центру села с тыла.
Надо заметить, что после Сталинграда у немцев выработался синдром окружения. Напуганные своей же пропагандой про ужасы русского плена, услышав у себя в тылу русское «Ура!», стали оставлять свои позиции и поспешно отходить к селу Аулы. Разведчики, преследуя отступающего врага, ворвались в центр села Сошиновка и вышли к церкви. Сюда же подошла и группа разведчиков, атаковавшая немцев с тыла. Атака продолжалась. Вот, уже вся Сошиновка в наших руках!
На помощь разведчикам подоспела первая волна передового батальона 509-го СП. Это были бойцы 6-й роты под командованием лейтенанта Сазоева Николая Замарзочива (так в наградном листе) и подразделение сапёров 404 отдельного сапёрного батальона 236-й СД. Совместными усилиями разведчики и пехотинцы выбили противника из северо-западной окраины с. Аулы, а сапёры принялись за установку мин на танкоопасных направлениях за селом Сошиновка. В с. Аулы немцы стали оказывать нашим частям сильное огневое сопротивление. К бою подключились немецкие миномёты. Разведчики стали окапываться и перешли к обороне.
Между тем, другие группы бойцов 509-го СП, которые переправились за 3-й, 4-й и 5-й рейсы сапёров, повели наступление в южном и частично западном направлении, расширяя плацдарм в глубину.
Немцы в с. Аулы перешли в контрнаступление силами до батальона, но разведчики и пехотинцы атаку обили. В бою наступила небольшая пауза.
В это время к Шпаковскому подвели двух местных жителей, которые огородами северной окраины с. Аулы пробрались к нашим бойцам. Их едва не застрелили, но они вовремя крикнули «Мы свои!», и разведчики опустили автоматы, хоть и опасались провокаций с немецкой стороны. Селян привели к командиру. Они рассказали, что знают места расположения немецких миномётных и артиллерийских батарей, а, так же, где находится немецкий штаб и стоят немецкие танки. Шпаковский оценил важность такой информации и принял решение немедленно переправить местных жителей на левый берег в штаб дивизии.
- «Ефрейтор Мелешин!» - Крикнул он в темноту.
- «Я, здесь!» - отозвался Мелешин.
- «Павел, отправляйтесь к переправе, разыщите ст. лейтенанта Залуна. Пусть он переправит обратным рейсом этих людей на левый берег. Вы должны их сопроводить в штаб дивизии. Эти люди располагают ценными сведениями относительно расположения огневых средств противника в с. Аулы. Так же доложите, что группа лейтенанта Шпаковского полностью выполнила поставленную штабом дивизии задачу. Плацдарм захвачен, во время боя уничтожено до сотни немецких солдат. Разведгруппа с частью сил 509-го СП закрепилась на северо-западной окраине с. Аулы. Пусть предупредят наших артиллеристов, что бы они ни жахнули по нам из-за Днепра».
- «Слушаюсь!», обижено ответил ефрейтор Мелешин, и подал знак селянам следовать за ним.
«Вы ещё успеете вернуться обратно с бойцами 509-го СП», - сказал вдогонку лейтенант Шпаковский.
Предпоследним рейсом ефрейтор Мелешин Павел Степанович и двое жителей села Аулы с группой раненых бойцов, под артиллерийским обстрелом, переправились обратно на левый берег Днепра и добрались до штаба дивизии.
Этим же рейсом в медсанбат был доставлены раненые разведчики из группы лейтенанта Шпаковского. Рядовому Пузыреву Сергею Михайловичу вражеская пуля с правой стороны пробила грудь. На левый берег был переправлен и раненый сержант Кондырев Василий Иванович. Их доставили в 292-й медсанбат 236-й СД. На другой день, 27 сентября, сержант Кондырев Василий Иванович умер от тяжёлого ранения. [2] Его похоронили в братской могиле с. Елизаветовка.
Другому раненому разведчику врачи оказывали всю необходимую помощь, но состояние рядового Пузырёва продолжало ухутчатся. 10 октября его перевезли в хирургический полевой передвижной госпиталь № 492. Врачи делали всё возможное, что бы спасти жизнь героя, но, к сожалению, 12 октября 1943 года рядовой Пузырев Сергей Михайлович скончался. [3] Сергея Михайловича похоронили в братской могиле с. Петриковка.
Мелешин собрался в обратный путь на плацдарм, но получил приказ остаться при штабе в своей разведроте.
- «Там управятся без тебя», - сказал начальник разведки дивизии, которому Мелешин докладывал обстановку.
Между тем, начало светать. Огонь немецкой артиллерии и миномётов по переправе усилился и стал прицельным. Во время шестого за эту ночь рейса сапёров на правый берег, несколько лодок были повреждены разрывами и посечены осколками. Часть бойцов 509-го СП, по пути к правому берегу была убита, так и не успев вступить в бой. Командир дивизии отдал приказ приостановить переправу.
В 6 часов утра штаб 46-й Арм. докладывал командующему Степным фронтом радиограммой об успешном форсировании Днепра передовыми частями 236-й СД и захвате плацдарма восточнее с. Аулы (с. Сошиновка)
Архив: ЦАМО, Фонд: 240, Опись: 2779, Дело: 107
В 13 часов из штаба 46-й Армии ушла ещё одна радиограмма о положении войск 46-й Арм к 12-00 26 сентября 1943 года.
Архив: ЦАМО, Фонд: 240, Опись: 2779, Дело: 107
А на правом берегу бой разгорелся с новой силой. Командующему 328-й пехотной дивизией немцев, которая держала оборону правого берега реки, был отдан приказ, любой ценой ликвидировать плацдарм у с. Аулы. Фашисты раз за разом атаковали позиции защитников плацдарма. В бой бросали до батальона пехоты при поддержке самоходных орудий, танков и бронетранспортёров. Немецкие миномёты и гаубицы вели шквальный огонь по нашим позициям. Но всякий раз, неся большие потери, немцы откатывались назад. 6 ожесточённых немецких атак отбили разведчики лейтенанта Шпаковского и бойцы 509-го СП. По документам архива ЦАМО безвозвратные потери 509-го СП за 26 сентября составили более 100 бойцов и командиров. Но все-таки, до наступления темноты плацдарм был удержан. Немцы перешли к обороне, периодически обстреливая плацдарм и район переправы.
В течение ночи на 27 сентября на правый берег Днепра были переброшены все силы 236-й СД за исключением дивизионной артиллерии. Перейдя в наступление, ломая ожесточённое сопротивление противника, части 236-й СД расширили захваченный плацдарм и углубили его до 4-х километров.
Во второй половине дня, прикрывшись дымовой завесой, следом за частями 236-й СД, форсировали Днепр два полка 31-й СД. Приняв участок 236-й СД в северо-западной части с. Аулы, 31-я СД перешла в наступление с целью полностью выбить немцев из этого села. Но столкнувшись с сильным огневым сопротивлением противника, успеха не имела и вынуждена была перейти к обороне.
233-я СД сосредоточилась южнее с. Паньковка, в готовности начать форсирование Днепра вслед за частями 31-й СД.
(Из ЖБД 46-й Арм.)
Архив: ЦАМО, Фонд: 401, Опись: 9511, Дело: 197
В течение 28 и 29 сентября части 46-й Армии продолжали форсировать р. Днепр и расширять захваченный плацдарм. На правый берег были переброшены полки 233-й СД и часть артиллерии 236-й дивизии. В свою очередь, немцы перебросили к плацдарму 62-ю пд и до 60-ти танков и самоходных установок.
28 сентября, отражая очередную атаку немцев, на окраине с. Аулы погиб ещё один боец из отряда лейтенанта Шпаковского – командир отделения сержант Луференко Иван Иосифович. [1]
29 сентября после сильной артподготовки, немцы предприняли ряд мощных атак на позиции наших частей на Аульском плацдарме. Пехоту поддерживали десятки танков и самоходных орудий. Но наши бойцы и командиры героически сражались за каждый метр отвоеванной на правом берегу Днепра украинской земли. Несмотря на все усилия немцам, так и не удалось сбить наши части с занимаемых рубежей.
Впоследствии части 46-й Армии расширили Аульский плацдарм и с него нанесли удар в обход г. Днепропетровска. Это наступление способствовало скорейшему и, с малыми потерями, освобождению одного их крупнейших промышленных центров Украины – города Днепропетровска. За успешный захват плацдарма и героизм, проявленный бойцами и командирами в операции по освобождению города, 236-я СД получила почётное наименование «Днепропетровская».
Бойцы группы лейтенанта Шпаковского, обеспечившие 236-й СД форсирование р. Днепр и удержание плацдарма на правом берегу, были представлены к боевым наградам. 12 разведчиков были награждены орденами Красной Звезды. [4] Их командир лейтенант Шпаковский был удостоен ордена Красного Знамени. [5] Впоследствии, 17 бойцов группы лейтенанта Шпаковского и сам командир, были представлены к званию Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 16 человек группы лейтенанта Шпаковского получили это высокое звание. Командиру отделения сержанту Луференко Ивану Иосифовичу это звание было присвоено позже, указом ВС СССР от 22 февраля 1944 года посмертно.
Ефрейтор Мелешин Павел Степанович, который по приказу лейтенанта Шпаковского вернулся на левый берег и в дальнейшем не принимал участия в бою за плацдарм в составе группы лейтенанта Шпаковского, в списки на присвоение звания Героя Советского Союза включён не был.
Работники разведотдела штаба 236-й СД:
начальник 1-го отдела подполковник Степных Яков Ильич, начальник разведки дивизии майор Козин Василий Константинович и его помощник гв. ст. лейтенант Никишин Сергей Егорович за разработку блестящей операции по форсированию р. Днепр передовым отрядом 236-й СД, были награждены орденами Отечественной войны II ст.
Сапёры 68-го Армейского сапёрного батальона, которые переправили на правый берег Днепра разведчиков, были награждены: ст. лейтенант Залун Иван Харитонович орденом Отечественной войны II ст., сержант Меньшиков Сергей Степанович, рядовые Авдеев Степан Борисович и Мартюшенко Владимир Михайлович – медалями «За отвагу»
.


ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

1. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. 18001.-Д 843
2. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. А-71693.-Д 1789
3. ЦАМО.-Ф. 58,- Оп. А-83627.-Д 1449
4. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 682526.-Едн. хран. 1828
5. ЦАМО.-Ф. 33,- Оп. 686044.-Едн. хран. 2962, Стр. 13,

Ниже приводится моя рецензия на документальный фильм «Сергей Шпаковский. Легенды армии с Александром Маршалом».

Рецензия на документальный фильм
«Сергей Шпаковский. Легенды армии с ведущим Александром Маршалом»

Рецензия получилась длинной, но пришлось указывать авторам на многочисленные неточности и ошибки в этом документальном фильме.
Съёмка проводилась в режиме видеоконференции, заняла, что-то около часа. Моё выступление в фильме заняло, примерно минуту…
Через время мне прислали сценарий этого «документального» фильма. И что я увидел? – Нарезку из художественного фильма «Батальоны просят огня», которая стала основой этого фильма! Прошлось самому писать статью о боях по захвату плацдарма в районе с. Аулы.
Х/ф «Батальоны просят огня» не имеет ничего общего, от слова – «совсем», не только с событиями в районе с. Аулы, но и событиями любого района форсирования р. Днепр на всём его протяжении от Белоруссии до Запорожья! Об этом я и сообщил авторам фильма, но моё замечание осталось без внимания.
Фильм начинается нелепыми кадрами из х/ф «Батальоны просят огня», когда лихой казак на коне и группа пехотинцев, среди белого дня плескаются в Днепре. При этом немцы, вероятно обалдевшие от такой наглости, в ответ не открывают огня! Молчат пулемёты, не ведут огонь миномёты и «Эрликоны», молчат гаубицы! Прямо сказка, а не война! Для х/ф реальность – не важна, но фильм о С. Шпаковском позиционируется как документальный! В реальной жизни, эти люди были бы немедленно наказаны пулемётом MG, накрыты миномётами и огнём «Эрликонов». А прибрежный район, немедленно был бы обстрелян гаубицами. Большинство этих людей, остались бы лежать на этом берегу навсегда. Но я не буду комментировать х/ф. Его авторы вправе, не придерживаться реалий жизни, что они и делали на протяжении всего фильма.
Вернёмся к фильму о Шпаковском.
(02:42) Ведущий в фильме с пафосом извещает, что это единственный случай, когда люди получили звания Героя не посмертно. А что говорят документы?
Сержанту Луференко Ивану Иосифовичу Указом ВС от 22 февраля 1944 года, звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно! Рядовой Лях Даниил Пантелеевич, был убит в бою 26 сентября, сержант Кондырев Василий Иванович скончался от ран в 392-м МСБ 27 сентября, а рядовой Пузырев Сергей Михайлович, получивший тяжёлое ранение в этом же бою, был отправленный в тыл на левый берег и умер от ран в 492-м ХППГ 12.10.1943, а Указ ВС о присвоении им звания Героя Советского Союза был издан 1 ноября 1943 года. Так, как были награждены эти разведчики: пожизненно или посмертно?
(02:58) Кадры х/ф «Батальоны просят огня», какое имеют отношение к переправе Шпаковского? Зачем они здесь? – «Шоб було?»
(04:08) Юрий Кнутов: «Маршал Конев поставил задачу…»
Во-первых, кому? – Шпаковскому?
Во-вторых, никому маршал Конев не мог поставить никакой задачи! Звание «Маршал», ему было присвоено 20 февраля 1944 года! (Эксперт Юрий Кнутов – Ау!)
(04:33) Военный историк Иван Коновалов: «После Курска погнали немцев на запад…». Посмотрите на карту: где находится Белгород (южный фас Курской дуги) и где находятся Харьков, Полтава, Кременчуг, Днепропетровск. Напомню: запад на карте находится с левой стороны, север вверху, юг внизу. Так в каком направлении наступали части Степного (2-го Украинского фронта), о которых идёт речь в этом фильме?
(06:11) Газетный штамп о «высоком правом береге р. Днепр», он здесь зачем? Ниже Черкасс высокий правый берег, лишь на отдельных участках вплотную подходит к реке. БОльшая часть правого берега – обширные днепровские плавни, по которым и проходила линия немецкой обороны. На высотах располагались, лишь НП немцев. Если смотреть по карте, то с. Сошиновка, лишь незначительно возвышается над Днепром. И это лирическое отступление о высоком правом береге здесь ни к чему!
(08:36) Очередной набор газетных штампов от эксперта Юрия Кнутова: «трудности переправы под огнём, высокий, обрывистый правый берег…» Какое отношение всё это имеет к переправе группы лейтенанта Шпаковского?
(09:18) «Пока разведчики Шпаковского ехали на телегах…» Из чего вы взяли, что отряд Шпаковского ехал по дороге на телегах? И кто их догнал с новым приказом?
Задача отряду Шпаковкого и передовому батальону 509-го СП была поставлена сразу после отработки плана по форсированию Днепра штабом дивизии. Причём, предварительное распоряжение было отдано от имени командира дивизии, начальником 1-го отдела подполковником Степных Яковом Ильичём, ещё в ночь с 24-го на 25-е сентября. Именно он планировал операцию по захвату плацдарма у с. Сошиновка, за что и был награждён орденом Отечественной войны II ст. Задачу группе Шпаковского ставил начальник разведки дивизии майор Козин Василий Константинович, который принимал непосредственное участие в разработке этой операции. Он тоже получил орден Отечественной войны II ст. Лейтенант Шпаковский и сапёры 68-го Армейского сап. батальона, ещё засветло, 25 сентября, наметили место переправы: «напротив буквы «Н» надписи «Днепр» на карте М:100 000»
(09:50) «Командир незамедлительно отправил лодки обратно…» Лейтенант Шпаковский, после высадки на правый берег Днепра, не мог «незамедлительно отправить лодки обратно», поскольку не имел на это полномочий. Сапёры, которые переправляли эту группу разведчиков, выполняли приказание своих начальников. Управляли лодками сапёры рядовой Авдеев Степан Борисович, и рядовой Мартюшенко Владимир Михайлович. Командовал передовой группой сапёров ст. лейтенант Залун Иван Харитонович, ком. взвода 3-й роты 68-го Армейского инженерного батальона. Он шёл на первой лодке. Второй лодкой командовал командир отделения сержант Меньшиков Сергей Степанович. В эту ночь эти экипажи выполнили, ещё по шесть рейсов. Ст. лейтенант Залун Иван Харитонович за эту операцию был награждён орденом Отечественной войны II ст. Его бойцы награждены медалями «За отвагу».
(11:10) «Огонь вправо, в атаку влево…» Кто додумался до этой чепухи?
Зачем стрелять вправо, если противник слева? Если противник справа, зачем атаковать «на лево»? Все, кто, хоть, в детстве играл в войнушку, воспринимают этот эпизод однозначно: смехом или хихиканьем!
Покопавшись в Интернете, я нашёл автора этого крылатого выражения. Это корреспондент издания «События» новости Каменского, Людмила Глок. Она 08/05/2013г. опубликовала статью «Подвиг разведчиков». Именно из этой статьи и взят основной сюжет этого документального фильма. Статья пестрит многочисленными ляпами, и не выдерживает ни какой критики. Вот несколько примеров, кроме «Огонь вправо, атака влево»:
236-я СД в её статье носит почётное наименование «Днепродзержинской», вместо «Днепропетровской»;
лейтенант Шпаковский, повышен в звании до ст. лейтенанта;
форсирование Днепра происходило в ночь на 25 сентября 1943 года, а не на 26-е, как указано во всех документах…
Можно и дальше перечислять все несуразности этой статьи, но не вижу смысла тратить на это время. Уровень публикации понятен и по этим примерам.
Продолжим о фильме. Задача подавить немецкие огневые точки «не дерзкий план» Шпаковского, а боевая задача поставленная ему изначально! Для подавления огневых точек противника на берегу Днепра и направлялась передовая группа разведчиков.
(18:58) Набивший оскомину штамп про «многочисленные ложные плацдармы на Днепре»! Обращаюсь к экспертам и многочисленным специалистам по ложным плацдармам: назовите, хоть, один-два из «многочисленных ложных плацдармов»! В каком районе Днепра, какие конкретно части, создавали эти «многочисленные ложные плацдармы»?
Лично, мне удалось установить лишь один ложный плацдарм, который, по некоторым признакам, был в районе Букрина. Я его обнаружил в х/ф «Батальоны просят огня». Этот плацдарм был создан фантазиями авторов этого фильма. К действительности не имеет ни какого отношения!
(19:46) Фантазии эксперта Юрия Кнутова: «И вот оказавшись на немецкой территории… группа Шпаковского захватила немецкую батарею, развернула её и открыла огонь…»
Во-первых, ни в одном из наградных листов на бойцов разведгруппы Шпаковского, нет упоминаний про захват ими немецкой батареи!
Во-вторых, батарея – это 3-4 орудия. Для стрельбы из орудий да ещё ночью, необходимо не только умение стрелять из орудия, не только знание материальной части орудия и боеприпасов к нему, но ещё и люди, как минимум по три бойца на орудие. А Группа Шпаковского, ещё в начале боя была разделена на две части: одна зашла в тыл немцам оборонявшим село Сошиновка, другая атаковала немцев вдоль сельской улицы.
Далее, группа Шпаковского, ни каких немцев «не отвлекала». Она вела БОЙ за расширение захваченного плацдарма, продвигаясь вдоль улицы с. Сошиновка в сторону с. Аулы!
(21:49) Очередной, набивший оскомину, газетный штамп про «Днепр, красный от крови»! Непосредственные потери, при форсировании Днепра, ни в какое сравнение не идут с потерями на самих плацдармах. Многие части, вообще, переправлялись через реку без потерь. На Днепре доставалось, в основном, сапёрам, которые из ночи в ночь, под обстрелами различного вида оружия противника, вынуждены были курсировать от берега к берегу. Они не могли спрятаться от обстрела в окопчике или воронке, они постоянно находились под огнём!
(22:03) Кадры из х/ф «Батальоны просят огня». Причём здесь медсестра Зоя, к получившему лёгкое ранение в руку Шпаковскому?
(22:29) Юрий Кнутов «В той обстановке когда на них обрушилось 800 немцев…» Хотелось бы уточнить у эксперта: кто смог ночью пересчитать атакующих немецких солдат и каким образом?
Если бы лейтенант Шпаковский, по ранению, вернулся на левый берег, то с плацдармом ничего бы не случилось. К этому времени на плацдарме уже был почти весь 509-й СП. И руководил обороной плацдарма командир батальона, а Шпаковский, лишь, выполнял его указание и руководил боем своих разведчиков.
(23:48) Юрий Кнутов: «разведчики, просто находились в аду…» Сколько же в этом документальном фильме избитых газетных штампов! Любой бой, да и сама война это ад! К чему эти откровения?
«Отбили все атаки немцев…» Это сделали не только бойцы Шпаковского, а ещё и бойцы 509-го СП и сапёры 404-го От. Сап. батальона. Точнее бойцы 509-го СП и, в их составе, группа лейтенанта Шпаковского. За этот бой несколько десятков бойцов и командиров 509-го СП и 404-го От. Сап. Бт. были удостоены боевых наград. По данным о безвозвратных потерях 509-го СП архива ЦАМО, за 26 сентября, полк потерял убитыми и пропавшими без вести свыше 100 бойцов и командиров.
(28:08) «За свой подвиг Шпаковский, как и все его бойцы был представлен к званию…» Нет, не все «его бойцы» были представлены к званию Героя Советского Союза. «Многие, 12 его бойцов» были награждены орденами Красной Звезды, сам лейтенант Шпаковский был награждён орденом Красного Знамени. Позже вся его группа была представлена к званию Герой Советского Союза. Но один боец - ефрейтор Мелешин Павел Степанович, который ещё ночью 26 сентября отбыл на левый берег, сопровождая двух местных жителей с. Аулы, в наградной приказ не был включён. (Был награждён только орденом Красной Звезды.)
(33:15) «Лишь один скончался от ран…» Нет, не только рядовой Пузырев Сергей Михайлович получивший ранение в бою за с. Сошиновка 26 сентября, скончался от ран. От ран скончался и сержант Кондырев Василий Иванович. В ту же ночь, в бою за с. Сошиновка был убит разведчик рядовой Лях Даниил Пантелеевич, а 28 сентября на плацдарме из группы Шпаковского, в бою был убит сержант Луференко Иван Иосифович. Ему звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно.
В завершении хочу обратиться к авторам этого фильма.
В целом, хороший и интересный фильм, пестрит избитыми, заезженными газетными штампами, которые, совершенно ни к чему в документальном кино! В фильме допущено много неточностей и ошибок, которые, конечно, портят красивое повествование ведущего Александра Маршала. Исходный материал следует готовить более тщательно, используя, прежде всего, документы, а не художественные фильмы и газетные публикации. Прислушивайтесь больше к историкам, которые разрабатывают и изучают конкретную тему боевых действий, анализируя различные документальные данные и меньше доверяйте различного рода «экспертам», которые отлично всё знают «взаголи по заголям» (в общем об общем), но далеки от реалий конкретного боя на конкретном участке фронта.


ИСХОДНАЯ

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!