Лётчик-истребитель мл. лейтенант Аверин Иван Александрович.
(История одного поиска)

(И-153. Снимок с сайта armedman.ru )

Примерно в 10 км юго-восточнее Крюкова (правобережная часть г. Кременчуга), в лесном урочище Тютюниково были найдены обломки самолёта, погибшего в годы Великой отечественной войны. (Карта. Космоснимок.) История этого самолёта и судьба его экипажа стали первым пунктом нашей дальнейшей поисковой работы. О ходе этой поисковой работы и её неожиданных результатах этот рассказ.
Речь идёт о событиях в ночь с 8-го на 9-е августа 1941 года. Бойцы Кременчугской дивизии народного ополчения совместно с  четвёртым  мостовым батальоном 13-й отдельной ж.д. бригады атаковали позиции 13-й танковой дивизии Вермахта в районе кургана Острая могила в 5-ти км южнее Крюкова и сумели вклиниться в немецкую оборону на глубину до 8 км.
Эта ночная атака оказалась для немцев полной неожиданностью. По планам немецкого командования как раз утром 9 августа было намечено наступление 13-й ТД с целью ликвидации Крюковской группировки наших войск и захвата Крюковского ж.д. моста и плацдарма на левом берегу р. Днепр в Кременчуге.
Атака ополченцев и мостовиков грозила сорвать планы немцев. Полковник Герр (Herr) был взбешён досадной задержкой в подготовке атаки Крюковского плацдарма и приказал немедленно восстановить линию обороны на участке прорыва 93-го пехотного полка.
Однако в ночное время, несмотря на подавляющее огневое преимущество, решить эту задачу немцы не смогли. Пользуясь темнотой и прекрасным знанием местности, передовой отряд ополченцев и бойцов 4-го батальона продолжал продвигаться вглубь немецких позиций. Атакующие захватили два артиллерийских наблюдательных пункта, нарушили связь между частями 93-й ПД и стали костью в горле для командования 13-й ТД. Увы, поддержать эту атаку было некому. С рассветом немцы разобрались в создавшейся обстановке и контратаковали наши части. Наша атака захлебнулась, и передовой отряд наступающих оказался в окружении. Командующий 13-й пехотной бригадой 13-й ТД полковник Герр приказал расстреливать на месте всех гражданских, участвовавших в этой атаке.
По документам из немецких архивов, было расстреляно около 100 ополченцев. Место их расстрела и захоронения неизвестно до сих пор. Поисками места этой трагедии мы занимаемся уже не один год, но пока, никаких признаков места гибели наших ополченцев найти не удалось. Вот почему мы оказались в глухом уголке урочища Тютюниково, в котором по нашему предположению могли быть расстреляны около сотни жителей Кременчуга и Крюкова.
Надо заметить, что вести поисковую работу в этом урочище, довольно сложно. Лес представляет собой «дебри Уссурийского края»: колючие кустарники, густая молодая поросль, многочисленные поваленные ветром или упавшие от старости деревья, делают многие уголки урочища недоступными. В лесу царит постоянный сумрак, комары и клещи – обычный фон поиска.
Теплая осень позволила продлить поисковый сезон до ноября, затем до декабря и даже до января месяца 2018 года. В субботний день 25 ноября на велосипедах, со своим старшим сыном Олегом, отправляемся в очередной полевой выход. Проделав путь в два десятка километров, мы оказались на заброшенной лесной дороге. Преодолев завалы из упавших деревьев стали забираться на гору. Лес в этом месте был «чистым», находки попадались редко, и первая половина дня никаких интересных находок не принесла.
У развороченного трухлявого пня, прямо под листьями мы нашли невзрачную железку, не придав ей никакого значения. Продолжили поиски по радиусу влево и, тоже, без особых результатов.
Вдруг металодетектор выдал «цветной» сигнал! Почти сверху показался плоский алюминиевый обломок. Какой-либо ценности он не представлял, но одно обстоятельство заставило разглядеть его внимательней. На обломке проглядывались заклёпки! Теперь этот обломок стал не просто невзрачным куском алюминия, а частью обшивки самолёта. Стали кружить вокруг места этой находки.

Первые находки на месте падения И-153.
Невзрачная "железка"
Часть обшивки самолёта.

Вот ещё один цветной сигнал, но уже с «примесью» железа. В комьях земли гильза-мосинка, но какая-то странная. Неведомая сила разворотила гильзу изнутри. Ещё несколько шагов, и сигналы «цветные» и «чёрные» стали следовать один за другим. Это были искорёженные куски алюминия, изуродованные гильзы-мосинки, небольшие железные части каких-то механизмов. Решаем временно отставить коп и пройтись с детектором по этой части склона горы. Через пяток шагов сигналы уже шли сплошным ковром! Здесь лежат сотни обломков погибшего самолёта! Часть алюминиевых обломков закопчены пожаром, попадаются большие куски оплавленного алюминия, из которых торчат гильзы, пули и звенья ленты пулемёта ШКАС.

Гильзы, разорванные огнём пожара.
Оплавленные куски алюминия с торчащими
гильзами, пулями, обломками ленты ШКАС
Обломки различных частей и механизмов самолёта.

Без всякого сомнения, мы нашли место падения нашего самолёта!
Пытаемся определить участок залегания обломков: выборочно извлекаем обломки, продвигаясь в направлении север-юг и восток-запад. Эллипс разброса обломков, примерно - 30 х 50м. За пределами этого эллипса с северной стороны находим обломок выхлопного патрубка. На нём просматривается маркировка: внутри усечённой пирамиды цифра «2 дробь 22». Примерно, в центре эллипса среди обломков алюминиевого профиля, напоминавшего букву «М» или «W» с закруглёнными вершинами, находим карабин от парашюта. Эта находка нас несколько опечалила: предположили, что летчик не воспользовался парашютом. При дальнейших поисках мы нашли остальные металлические части экипировки парашюта, и наше предположение подтвердилось.

Металлические части экипировки парашюта.
Обломки "м"("w")-образного алюминиевого профиля
Обломки выхлопно патрубка

День быстро угасал, и как бы нам не хотелось продолжать поиски дальше, пришлось собираться в обратный путь. Находки уже не помещались в нашу поисковую сумку, часть из них пришлось пристраивать на багажнике велосипеда. Как мы ни спешили, но половину пути пришлось проехать в темноте, на что мы не рассчитывали и фонари с собой не брали.
Конечно, нам не терпелось продолжить поиск на следующий день, но погода внесла свои коррективы – с утра зарядил дождь. Лишь через три дня я смог выбраться к самолёту для продолжения поисков. Дорога к месту находки после дождей раскисла, и пришлось потратить много времени и усилий, что бы добраться до нужного места.
Взобравшись на гору, приступил к продолжению поиска. Собственно, поиском эту работу назвать было бы неправильно. Стоя, практически, на одном месте, я, просто выковыривал из земли бесчисленные обломки сгоревшего самолёта: полоски алюминиевого М (W) - образного профиля, сдвоенные алюминиевые полоски крепления остекления кабины лётчика, сплавленные куски алюминия с торчащими гильзами, пулями и частями пулемётной ленты ШКАС, мелкие «железячки» от различных механизмов самолёта, закопчённые части обшивки, обломки аккумулятора… Уже выросла целая гора таких обломков. Увы, сколько-нибудь ценной информации они не приносили. Определить по ним тип самолёта не представлялось возможным. Но, к счастью попадались и значимые находки.
Так, попались две металлические крышки от пулемёта ШКАС. Одна имела пробоину от пули сверху наискосок, а это означает, что самолёт был сбит не зенитным огнём, а истребителем. Это очень важное обстоятельство! Оно позволяло в дальнейшем определить, кто из немецких лётчиков сбил нашу машину, установить дату воздушного боя и сопоставить эти сведения с нашими донесениями о потерях лётного состава.
Найденный корпус прибора для измерения температуры в цилиндрах двигателя ТЦТ-5, говорит о том, что самолёт имел двигатель с воздушным охлаждением.

Rкрышкb пулемёта ШКАС.
Одна пробитая пулей
Корпус прибора для измерения температуры
в цилиндрах двигателя - ТЦТ-5

Здесь же рядом, на месте кабины лётчика нашлись металлические части экипировки парашюта. Значит, лётчик не смог им воспользоваться – был убит или тяжело ранен ещё в воздухе. Судя по расплавленному алюминию, сгорел вместе с самолётом. Это обстоятельство вынудило с особой внимательностью, буквально просевать землю в поисках возможных останков лётчика, но никаких останков найти нам не удалось.
Маркировка разорванных гильз от пулемёта ШКАС и дата выпуска прибора ТЦТ-5 говорили о том, что это самолёт первого периода Отечественной войны. Для района Кременчуга это август-сентябрь 1941года .
Сопоставив информацию из наших и немецких архивов, выяснился возможный тип сбитого самолёта. В этот период в районе Крюкова-Кременчуга погибли самолёты нескольких типов: И-16, И-153, ДБ-3, V-11...
Фотографии особо интересных и значимых находок, я выложил в интернет.
По предварительной оценке знатоков авиатехники, обломки могли принадлежать нашему "Ишачку" (И-16) или "Чайке" (И-153).
Таким образом, круг поиска типа самолёта сузился до двух вариантов: И-16 или И-153. То обстоятельство, что не было найдено каких -либо артефактов пушечного вооружения, склоняло чашу весов в сторону И-153, но этот аргумент нельзя трактовать однозначно. Возможно, пилот полностью израсходовал боезапас авиапушки, поэтому среди обломков мы ничего от ШВАКа не нашли.
Поднять все обломки за один-два поисковых дня не представлялось возможным. Много времени уходило на дорогу до места поиска. На сам поиск мы могли потратить не более 4-х часов. Для ускорения работы мы пригласили наших друзей-поисковиков и продолжали работы по подъёму обломков в течение нескольких выездов. Нам активно помогали: начинающий и очень толковый поисковик Макс из 10-й школы Кременчуга.
Инженер с Кредмаша Игорь. Он не был поисковиком, но с удовольствием согласился нам помочь. Он не только вместе с нами копался в земле, но и умудрялся вести видеосъёмку наших поисков.
Особую надежду мы возлагали на Димыча, опытного поисковика, которому, непременно везло в поисковой работе.
Для точно определения типа самолёта необходимо было найти хотя бы одну неповторимую для этого типа самолёта деталь. Но крупных обломков самолёта, мы не находили. И это не удивительно! Самолёт упал на территорию уже занятую немцами. Они первыми прибыли к месту падения и забрали всё, что могло представлять для ник какую-либо ценность. Затем остатки самолёта растащили местные жители, которые забрали всё что «в хозяйстве пригодится». Ну и завершили «разборку» лесники, которые после войны сажали лес на склонах этого урочища. Они забрали все остальное, что ещё от самолёта оставалось, если вообще было что забирать. Мы могли надеяться, только на какую ни будь мелочь, которая могла бы нам помочь в однозначном определении типа самолёта. Такой мелочью могла бы стать табличка с агрегата или механизма самолёта с указанием на конкретный тип машины.
И, вот, 8 января 2018 года (как раз в мой день рождения), когда мы уже заканчивали подъём обломков на последнем участке поиска, Димыч, которому часто улыбается удача, такую табличку нашёл! Ему опять повезло! Эта табличка от масляного бака была вручена мне в торжественной обстановке зимнего леса. Её расшифровка позволила точно установить тип погибшего самолёта - "34". На авиазаводе №1 под этим обозначением выпускался И-153 или как его ещё называли - "Чайка".
И так, мы точно определили тип сбитого самолёта – И-153, что сбит он был, скорее всего, истребителем, и что это случилось в августе-сентябре 1941 года.
Теперь предстояло, по имеющимся доступным документам, определить, хотя бы в первом приближении, кто из наших лётчиков мог летать на этой машине, и какова его судьба.
Что говорят документы ЦАМО?
В этот период в районе Крюкова наносила штурмовые удары 75-я смешанная авиа дидизия, под командованием полковника Кузнецова, который так же являлся комендантом города Кременчуга.
По донесениям ВВС Юго-Западного фронта от 26 декабря 1941 года в этом районе Крюкова были сбиты самолёты следующих лётчиков 164-го и 282-го истребительных полков (ИАП) :
6 августа над с. Павлыш был сбит зенитным огнём самолёт командира звена 164 ИАП ст. лейтенанта Полевого Василия Куприяновича.
7 августа были сбиты:
164-й ИАП - мл. лейтенант Аверин Иван Александрович ( в районе Крюков - Онуфриевка);
282-й ИАП - мл. лейтенант Емельянов Михаил Сергеевич (район Крюкова);
282-й ИАП - сержант Юшин Даниил Иванович (район Крюкова).
8 августа были ранены и направлены в госпиталь:
164-й ИАП - сержант Пархоменко Александр Сергеевич (направлен в госпиталь г. Полтава)
164-й ИАП - мл. лейтенант Макеев Дмитрий Федорович (направлен в госпиталь г. Харьков)
9 августа был сбит:
282-й ИАП - мл. лейтенант Мещеряков Фёдор Елисеевич (район Онуфриевка);
(Погибшие экипажи с бомбардировщиков в этот список я не включил).
К сожалению, в наших документах не указан тип самолётов, на которых летали эти лётчики. Но частично этот вопрос можно решить с помощью документов немецких частей из Американского Национального архива (NARA), которые действовали в районе Крюкова в тот период. Большую помощь может оказать и список сбитых немецкими лётчиками самолётов за 1941 год.
В донесении 40-го разведбатальона 14-й танковой дивизии, который действовал 6 августа в направлении Крюков, есть следующая запись:
"16ч 00 мин - взят Павлыш. К вечеру клин достигает высоты в 2 км южнее Маламовки, там он наткнулся на более сильное вражеское сопротивление, что вынудило, поначалу, вывести на позицию тяжелые вооружения.
С подходом к Днепру участились авианалёты, которые к вечеру переросли в беспрерывные. В с. Павлыш из пулемета подбит вражеский биплан."

(NARA T-315 Rol 656 Kadr 171)
Сопоставляя эту запись с документами ВВС Юго-западного фронта, можно сказать, что здесь речь идёт о самолёте ст. лейтенанта Полякова В.К., который был сбит огнём зенитной артиллерии 6 августа. Следовательно, это не может быть И-153, обломки которого мы нашли. Наш И-153 был сбит истребителем. Это подтверждается и списком сбитых самолётов немецкими лётчиками: за 6 августа сбитых в районе Кременчуга И-153 за немецкими лётчиками не значится.
7 августа в районе Крюкова были сбиты три наших самолёта: два над Крюковом и один самолёт мл. лейтенанта Аверина И.А. был сбит между Крюковом и Онуфриевкой, примерно, в том месте, где мы нашли обломки И-153.
За этот день у немцев значится два И-153 сбитых лётчиками эскадры JG-3, которая в этот период действовала на Кременчугском направлении. К сожалению, в отношении этих двух сбитых И-153 не указан район падения. В каком районе они были сбиты – не известно.
Зато 8 августа есть запись, что в 10 км южнее Кременчуга был сбит наш И-153. Эта воздушная победа записана на имя унтер-офицера Leo Suschko. Даже указывалось время: 11 час 01 мин. Но за 8 августа в частях 75-й САД потери не значатся. Есть только два лётчика, которые получили ранения и были направлены на излечение в госпитали Полтавы и Харькова. Но обстоятельства их ранения остаются неизвестными. Можно предположить, что здесь в немецком документе имеется неточность в записи даты этого воздушного боя и речь идёт о бое 7 августа.
Ещё один лётчик - мл. лейтенант Мещеряков, был сбит 9 августа в районе Онуфриевки. Возможно, это о нём упоминается в донесении разведбатальона 13-й танковой дивизии. Немцы докладывают, что пулемётным огнём и огнём зенитной артиллерии в районе Онуфриевки был сбит наш самолёт. Тип самолёта не упоминают. Скорее всего это самолёт мл. лейтенанта Мещерякова Ф.Е. Поисковики в районе севернее Онуфриевки нашли обломки ещё одного нашего самолёта. При беглом осмотре места падения этого самолёта, среди обломков были найдены бронебойные снаряды пушки ШВАК. И-153 пушечного вооружения не имел, следовательно, эти обломки могли принадлежать И-16. На месте падения этого самолёта ещё предстоит провести поисковые работы, собрать и изучить имеющиеся обломки. Если удастся установить, что мл. лейтенант Мещеряков Ф.Е. летал на И-16, то можно будет предположить, что это обломки его самолёта.
Из всех возможных вариантов, наиболее подходящий вариант с самолётом мл. лейтенанта Аверина И.А. Его самолёт был сбит между Крюковом и Онуфриевкой, где мы и нашли обломки. Если допустить, что воздушный бой унтер-офицер Leo Suschko вёл не 8-го, а 7-го августа, то это, вероятно, и есть тот самый И-153, который он сбил. Это предположение мы и взяли за основу наших дальнейших поисков.  
Теперь осталось определить судьбу лётчика. Но судя по найденным нами обломкам, его судьба была печальной! Самолёт сильно горел, на месте падения кабины мы нашли все металлические части экипировки парашюта. Очевидно, что лётчик парашютом не воспользовался, вероятно, сгорел вместе с самолётом. Территорию, на которую упал самолёт, в это время уже занимали немцы и, конечно, они первыми прибыли к месту падения. Как они поступили с останками пилота (если они, вообще от него остались), можно только догадываться. В лучшем случае, закопали в ближайшей яме или воронке. На самом месте падения, никаких человеческих останков мы не нашли. Подняли лишь пару металлических пуговиц...
Скорбя по погибшему лётчику, стали осматривать прилегающую местность в надежде определить его возможное место захоронения. Наметили для проверки несколько подозрительных ям и воронок.
Несколько лет назад я занимался сбором документов и уточнением списков похороненных в братской могиле Костромского кладбища Крюкова бойцов и командиров советской армии. Я помню, что на мемориальных плитах этой братской могилы была и фамилия Аверин И.А. Действительно, фамилия Аверин И.А. выбита на одной из мемориальных плит. Конечно, здесь могла быть "похоронена" только его фамилия. Само же место захоронения летчика остаётся неизвестным.
На сайт ОБД-Мемориал я стал собирать документы, на погибшего мл. лейтенанта Аверина Ивана Александровича, 1919 года рождения, пилота 164-го ИАП 75-й САД. Родом он из Тамбовской области, Бондарского р-на, с. М. Галарино. Его отец проживал в Москве по ул. Матросская Тишина.
- Вот донесение ВВС Юго-Западного фронта о том, что пилот 164 ИАП 75-й САД пропал без вести в районе Онуфриевка - Крюков.[1]
- Вот строка с пометкой "-" с приказом № 02 Управления кадров ВВС от 23 января 1942 года об исключении его из списков Красной армии...[2]
А вот на сайте ОБД ещё одна строка с пометкой "+" и без даты выбытия. Приказ № 4173 НКО СССР.
Читаю... "Приказ № 02 об исключении из списков Аверина И.А отменить." 24 ноября 1943 года он был освобождён из немецкого плена нашими войсками![3]
Вот, так поворот!
Жив Иван! Попал в плен 7 августа, но выжил в плену и был освобождён из плена частями 2-го Украинского фронта! Закрадываются сомнения, а может это однофамилец? Ведь сгоревший самолёт - это факт! Металлические части от парашюта - вот они, перед глазами! Сверяю по домашнему адресу ближайших родственников: "Отец, проживает: Москва, ул. Матросская Тишина..." Этот адрес фигурирует во всех документах! - Он, сомнений нет!
Можно предположить, что он умудрился посадить горящую "Чайку", сумел отстегнуть парашют и выбраться из горящей машины, но немцы нагрянули быстрее, чем он успел уйти. В 1941 году на этом месте не было никакого леса. Была голая степь, местами в балках поросшая кустарником. Уйти и спрятаться было негде...
А как сложилась его судьба дальше? Захожу на "Подвиг народа" и смотрю в базе данных наградных документов наградные листы на Аверина И.А. 1919 года рождения.
- Есть! Есть награды, и не одна!
- Вот медаль "За боевые заслуги".[4]
- Вот два ордена Красной звезды. [5] [6]
- Вот орден Отечественной войны ІІ степени [7], а вот и юбилейный орден Отечественной войны І степени 1985 года!
Дожил до Победы Иван Александрович и как минимум отпраздновал её сороковую годовщину!
Правда, воевал Иван Алексеевич уже в пехоте в качестве командира 2-й пулемётной роты 1004-го стрелкового полка 305-й стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта. Прошёл славный боевой путь. Его полк воевал в Карпатах, в числе первых он форсировал Одер...
Но в этой поисковой работе ещё рано ставить точку и передавать Дело в архив. Надо ещё попробовать разыскать родственников Аверина, возможно живы его дети или внуки, возможно и живут они все по тому же адресу: Москва ул. Матросской Тишины...

P.S. В истории этого сбитого И-153 и его пилота Аверина Ивана Александровича произошёл ещё один неожиданный поворот!
С помощью друзей поисковиков, нам удалось разыскать в Москве ближайших родственников Ивана Александровича. Сначала разыскали его внука Аверина Андрея, а через него вышли на его отца Николая Александровича. Я попросил Николая Александровича рассказать о своём отце, про обстоятельства того боя, как он спасся и выжил, а так же прислать военные или послевоенные фотографии  Аверина Ивана Александровича. Он охотно откликнулся на мою просьбу и рассказ со слов своего отца, как всё было. Вот, что ему рассказал отец:
«После окончания летного училища отец был направлен проходить службу летчиком-истребителем по охране ж/д моста через реку Днепр в г.Кременчуг. В 1941г. в одном из боев его самолет был сбит с земли зенитками, он был ранен в ноги, но сумел выпрыгнуть из горящего самолета с парашютом, и приземлился на территории занятой врагом. Чтобы спастись и выжить он спрятался в стогу сена, недалеко от проезжей дороги. Через некоторое время боль в ногах стала нестерпимой и от боли он начал сильно стонать.
Этот стон услышали проезжавшие поблизости на телеге местные жители из села Павлыш. Отца нашли и забрали с собой в село. В селе Павлыш в одной из хат был организован нелегальный госпиталь, где местные жители лечили и выхаживали раненых бойцов. Туда и отвезли моего отца.
В этом госпитале работала медсестрой моя мать Анна Андреевна Сорока. Ранение отца (перебиты ноги) было очень серьезное, на грани ампутации, но усилиями лекарей и в частности уходу за ним моей матери удалось избежать ампутации и спасти жизнь моему отцу.
Затем из-за предательства каких-то фашистских пособников этот нелегальный госпиталь был обнаружен и ликвидирован, а находящиеся в нем раненые бойцы были направлены в местный концентрационный лагерь в р-не ж/д станции поселка Павлыш.
Условия содержания в лагере были ужасные, но местные жители по возможности помогали пленным едой, а в некоторых случаях удавалось кого-то вызволить оттуда. Так, например, моя мать спасла отца, назвав его своим мужем - местным жителем.
Это в очередной раз спасло его жизнь. Через некоторое время, после освобождения данной территории нашими войсками отец обратился к армейскому командованию с просьбой зачислить его в войска. Его зачислили, а затем отправили в штрафбат.
После очередного ранения с него было снято наказание и восстановлено офицерское звание. Он был назначен командиром подразделения разведчиков-пулеметчиков. Отец прошел всю войну и закончил её в Чехословакии. За этот период он получил много орденов и медалей за героизм и мужество, а также воинское звание - капитан. После окончания войны он вернулся за женой (моей мамой) и сыном в село Павлыш и увез их в г.Москву, где жили его родители.
В Москве отец устроился работать на оборонное предприятие "ГЕОФИЗИКА" по специальности инженер-испытатель, и одновременно вступил в Московский Тушинский аэроклуб и продолжил летать.»
Бывший лётчик 164 ИАП,
командир пулемётной роты 1004-го стрелкового полка 305-й стрелковой дивизии
Аверин Иван Александрович.
Аверин Иван Александрович
с женой Сорокой Анной Андреевной
и сыном Николаем в с. Павлыш

«Сбили зенитки…  выпрыгнул с парашютом» …
Выходит, наше предположение было ошибочным, и мы нашли обломки не его самолёта! Значить, в этом районе был сбит ещё один И-153. Кто же его пилотировал и какова судьба этого лётчика?
- Придётся всё начинать сначала!
Имеющиеся в наличии документы не могут пролить свет на этот вопрос. Других сбитых самолётов, с привязкой к этому району падения, в архивных документах, на сегодняшний день, нет. Это могут быть как машины, сбитые над Крюковом, так и машины сбитые «по пути домой» из других районов боевых действий и, даже, совсем других авиадивизий. Может, что подскажут расспросы местных жителей, но главная надежда на то, что в скором времени будут опубликованы журналы боевых действий авиационных  дивизий и полков, в том числе и 75-й САД, если они, вообще, сохранились в архивах. Поиски будем продолжать!

ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

Некоторые фоторгафии найденых нами обломков и частей самолёта И-153.
Различные алюминиевые обломки от И-153.
На некоторых хорошо видны следы пожара.
Части механизма, возможно, для управления задним рулевым колесом.
Обломки выхлопного патрубка.
Обломки аккумулятора.
Крышка небольшого люка.
Множество хомутиков разного диаметра.
Разорванные гильзы-мосинки и
обломки ленты ШКАС
Пули.
Обломок с номером изделия.
Различные обломки детелей и механизмов И-153

ИСХОДНАЯ

Заглавная страница.

Просмотрев страничку, не забудьте поделиться своими впечатлениями в книге гостей

©Ивушкин В.Э.

E-MAIL:  kremenchug_41-43sto sobak rambler.ru

(Для письма к нам, замените "sto sobak" на одну почтовую @ )

При использовании материалов сайта ссылка на автора обязательна!

Рейтинг@Mail.ru